Личности 44/2012

Владимир Пузий

ДЖЕФФРИ ЧОСЕР: ПОЭТ, СУДЬЯ И ДИПЛОМАТ

Говорят, что настоящий писатель должен жить в бедности и творить шедевры где-нибудь на чердаке или в каморке под лестницей. К счастью, Джеффри Чосер об этом правиле не знал. Успешный государственный деятель, преданный слуга нескольких королей, он пользовался уважением и славой еще при жизни. Что же до его поэзии – она «всего лишь» изменила отношение современников к английскому литературному языку

Джеффри Чосер для английской культуры стал фигурой не менее значимой, чем позднее Пушкин – для русской. Оба этих поэта – с разницей в пять столетий – возродили престиж родного языка и практически стояли у истоков литературы своего Отечества. Уже одного этого достаточно, чтобы имя Чосера навсегда было внесено в историю мировой культуры. Однако он же создал одно из основополагающих произведений западноевропейской цивилизации – знаменитые «Кентерберийские рассказы». Да и о жизни его можно написать не один роман, настолько она была непростой и богатой событиями. Род Чосеров не принадлежал к знатным семьям. Само происхождение фамилии «Чосер» остается загадкой: возможно, она связана с глаголом «chaufferecire» (запечатывать бумаги горячим воском), возможно – с существительным «chaussier» (сапожник, чулочник). А может, вообще «унаследована» от Джона Ле Чосера, бывшего хозяина предков нашего героя. Так или иначе, мы знаем, что дед поэта по отцовской линии, Роберт Чосер, жил в Лондоне в довольно престижном районе и, скорее всего, был преуспевающим виноторговцем. Тем же бизнесом занимался и сын Роберта, Джон Чосер. Вообще Чосеры от поколения к поколению увеличивали как свое состояние, так и вес в обществе, причем не в последнюю очередь благодаря удачной покупке недвижимости. Ко времени рождения Джеффри это была состоятельная семья с немалыми амбициями. И его деду, и отцу было что порассказать наследнику – их судьбы изобиловали увлекательными приключениями. Оба подвизались при дворе, много разъезжали по стране, а Джон к тому же в 1327 году принял участие в кампании короля Эдуарда III против Шотландии, к несчастью для него, провалившейся. Вообще времена были смутные и нравы жестокие: деда Чосера по материнской линии убили возле его дома в Олдгейте, Джона Чосера в юности похитили, чтобы женить и таким образом заполучить его наследство. Джон, очевидно, сделал хорошую карьеру при дворе, сопровождал Эдуарда в зарубежных поездках, – не в последнюю очередь, видимо, благодаря знакомству с фламандской купеческой общиной в Лондоне и связям с кельнскими купцами. Конечно, ему было далеко до его коллеги, Джона Пикарда, которому случалось принимать в своем доме четырех королей и старшего сына Эдуарда III, Эдуарда Уэльского, более известного под именем Черного принца. Но показательно уже то, что Чосер-старший был приближен к этим кругам и получал весьма доходные должности – от королевского виночерпия до сборщика пошлин.

Точной даты рождения Джеффри Чосера мы не знаем, однако установлено, что он появился на свет между 1341 и 1343 годами. Известно, что у него была сестра Кэтрин; упоминаний о других сестрах и братьях нет. Похоже, детство Джеффри в целом было вполне счастливым и безоблачным. Он родился в уважаемой семье и вряд ли испытывал в чем-либо нужду. Вместе с тем именно в детские годы Джеффри предстояло пережить и серьезные потрясения. В 1349 году семейство лишилось нескольких своих членов: «черная смерть», чума, не пощадила отчима Джона Чосера, дядю матери – Хеймо Комптона, а также его сына... В те времена родственные связи значили много, и эти потери принесли искреннее огорчение Чосерам. Но они же приумножили их благосостояние – часть имущества покойных унаследовал Джон. Вскоре он с «чада и домочадцами» перебрался в один из домов Комптонов, находившийся за Олдгейтскими воротами, и этот переезд, возможно, спас семью от все еще свирепствовавшей эпидемии. По возвращении в изрядно обезлюдевший Лондон родители наконец озаботились образованием сына. Где именно Джеффри получил первые свои уроки: дома ли, у частного наставника, в певческой или грамматической школе или у священника в одной из ближайших к дому церквей, точно неизвестно. Большинство ученых полагает, что местом его учения была школа при соборе святого Павла, в районе виноторговцев Винтри-Уорд. Дело в том, что уже в ранних своих произведениях Чосер проявил удивительную начитанность и хорошее знакомство с текстами классиков. Но в XIV веке книги были дорогими и редкими, и сомнительно, чтобы такие знания Джеффри мог почерпнуть из родительской библиотеки. (Позже в «Легенде о Добрых женах» Чосер вскользь упомянет о шестидесяти книгах, «как старых, так и новых, прекрасные рассказы содержащих», которыми владел сам, и в строках этих будет сквозить гордость, ибо 60 – очень много для человека его положения). А в школе при соборе святого Павла учительствовал Уильям Рейвенстоун, обладавший исключительным по тем временам книжным собранием: от практических руководств по преподаванию до трудов латинских авторов. Собору же отошла в качестве наследства библиотека казначея и учителя Уильяма Толлешанта – в ней были работы по грамматике, логике, естествознанию, медицине, юриспруденции. На первых порах юному Чосеру следовало осилить «семь свободных искусств»: два комплекса дисциплин, обязательных для каждого ученика, тривиум и квадривиум. В первый входили грамматика, риторика и логика, во второй – арифметика, геометрия, музыка и астрономия. Не обходилось без зазубривания: ту же грамматику постигали путем заучивания латинских афоризмов и пословиц, затем – обширных цитат из классиков...

Полную версию материала читайте в журнале Личности №44/2012

Другие номера издания «Личности»

№ 45/2012
№ 52/2012
№ 51/2012
№ 50/2012
№ 49/2012
№ 48/2012