Личности 1/2006

Алексей Остальцев

КОРОЛЬ ФЭНТЕЗИ

«C тех пор как я стала старухой, месть богов более не страшит меня. Разве боги в силах повредить мне? У меня нет ни мужа, ни сына, ни друга, на которых мог бы обрушиться их гнев. Моя иссохшая плоть по привычке желает, чтобы ее мыли, питали и не по разу в день облачали в нарядные одежды, но мне не жаль моего тела – боги властны отнять у него жизнь, когда им заблагорассудится. Я уже позаботилась о наследнике – корона моя перейдет к сыну моей сестры. Вот почему я не страшусь гнева богов, и вот почему я решилась написать эту книгу, ибо человек, которому есть что терять, никогда не осмелится написать подобную. В книге этой я буду обвинять богов…» – пишет стилом на папирусе старая женщина, мудрая и опытная царица Оруаль, старшая дочь Трома, царя Гломского. Повидавшая многое в жизни, умирающая царица готовит обвинение богам, заставившим страдать ее и близких. Обвинение – история непростой жизни Оруаль. Но самое главное, чего ждет царица – не наказание недоступных и неуязвимых для людского гнева богов, а ответ. Что скажут боги в ответ на страдания людей? Чем загладят свой грех? С этих вопросов начинает Оруаль трудный путь восхождения по четвертой оси координат. Потому что, не ступив на эту узкую тропу, дождаться божественного ответа невозможно. Он приходит, но вместе с самим Богом, голос которого затмевает в душе человека гнев и память о собственных горестях. Льюис всю жизнь стремился донести Весть – прямо и косвенно он говорит об этом в своих работах. Он ничего не скрывал, но его проповеди, очевидно, плохо ложатся в «конъюнктуру рынка» и в мировоззренческие схемы «свободного» общества. Голос Льюиса тих сегодня, но тайный язык его посланий, прорывающийся сквозь вату «масс-медиа», вполне различим и при усилии внутреннего слуха доходчив. «Вот одно из чудес, творимых любовью: она дает очарованному ей человеку силы смотреть на мир, не разочаровываясь», – писал Льюис.

Льюис всю жизнь стремился донести Весть – прямо и косвенно он говорит об этом в своих работах. Он ничего не скрывал, но его проповеди, очевидно, плохо ложатся в «конъюнктуру рынка» и в мировоззренческие схемы «свободного» общества

В Англии Льюис – это классика, хоть присутствие этого писателя на вершине британского литературного Парнаса очевидно не всем. Льюис со своей христианской тематикой ужасающе «старомоден». Чтобы понять «неразумную» логику Льюиса-писателя, нужно хотя бы на миг допустить мысль, что привычный нам мир, лежащий на трех осях координат, может иметь другое, четвертое, измерение. Вот оттуда, из этого четвертого измерения, приходит к человеку Радость. Биография начинается, как и положено, с родителей. «Ни отец, ни мама не любили тех книг, которые я предпочитал с того самого момента, как научился выбирать их сам. Их слуха не коснулся зов волшебного рога. Так что родители не несут ответственности за то, что я вырос романтиком».

Этот «зов волшебного рога» позже услышит весь мир, и прозвучит он в грандиозной сказочной эпопее «Хроники Нарнии», включающей семь книг, написанных в период с 1950 по 1956 годы. Мир «Хроник» – родом из детства самого Льюиса. Каждый, кто прочел хотя бы одну книгу из льюисовской эпопеи о фавнах, гномах, говорящих Барсуках, узнает их в «стране Зверюшек» – первом, почти младенческом прозрении Льюиса о сути Нарнии. Кстати, в «Хрониках Нарнии» присутствует тема войны, но здесь она лишена двусмысленности и трагичности земных войн. Перед читателями разворачивается война абсолютного Добра и Зла в нарнийской истории, которая по своей сути – земная история, увиденная с библейской высоты…

Гавловский Фед
1 Ноября 2006
Интересная статья. Всем рекомендую прочитать о причудах богатых. Интересно, неужели обладающий неограниченными финансовыми ресурсами, человек начинает чудить так же как Херст? В то же время понимаешь, что есть на свете вещи дороже денег, но без денег их не купишь! Fed®
Беляков Евгений Александрович
20 Июля 2006
Хорошая статья. И правильно, что не разменивается автор на мелкие подробности быта. Но - тем не мене - хотелось бы ощутить своего рода присутствие Федорова (в принципе любого, о ком пишут). Это - множество фотографий, портретов. Ну, предположим, фотографий Федорова нет, но так ведь есть же несколько портретов... С комментариями. Вообще, весь узелочек всего того, что от человека осталось... А так остается все-таки чувство абстракции...

Другие номера издания «Личности»

№ 4/2006
№ 3/2006
№ 2/2006