Личности 1/2006

Алла Тюкова

ЕГО ПРЕВОСХОДИТЕЛЬСТВО ПИРАТ

Семья Морганов была знатной и бедной. Для юного Моргана это было мучительное сочетание: он понимал, что крестьяне снимают перед ним шапку только из привычки почитать его старинный род. Но в их почтении чуткий Генри не раз улавливал жалость. Ни денег, ни земли, ни власти у знатных Морганов не было. Лишь жалкий огородик, бесконечное терпение матери и грезы отца. Генри Моргану было шестнадцать, когда он решил покинуть Уэльс, страну, где каждый был когда-то королем. И он знал, что путь туда лежит через океан.

Пиратство в семнадцатом веке не считалось преступлением. Богатая, влиятельная и спесивая католическая Испания держала в своих руках ключи от фантастических богатств Америки. Голландия, Франция и Англия, традиционно считавшая себя великой морской державой, владели всего лишь островами в Карибском бассейне. Эти клочки суши надо было кем-то заселить, и очень скоро острова превратились в прибежище для богатых неудачников и бедных преступников. Единственным законом, который здесь признавали, был закон силы. И очень скоро испанские суда на собственном опыте убедились в действенности этого закона. Ходить по Карибскому морю под испанским флагом было так же опасно, как купаться в бассейне с акулами.

Конечно, англичане не могли не знать о бесчинствах своих соотечественников. Но общественное мнение было на стороне пиратов. В конце концов, Испания возмутительно богата, и нет никакой беды, если бравые английские и французские парни слегка пощиплют перышки заносчивым грандам. Так появилось Вольное Братство, которое стало оплотом британского патриотизма в водах Карибского бассейна.

Юный Генри Морган мечтал не просто влиться в Вольное Братство. Он мечтал возглавить его. Именно поэтому 3 мая 1651 года шестнадцатилетний валлиец оказался на борту торговой шхуны «Бристольская дева». За то, чтобы попасть на остров Барбадос, он отдал капитану несколько фунтов и подрядился на протяжении всего плаванья помогать на камбузе. Уэльс остался в прошлом. В будущем были свобода, богатство и слава.

Моргану было чуть за тридцать, когда он понял, что готов к исполнению своего главного плана. Никто не знал, в чем он заключается, но репутация Моргана была такова, что люди готовы были следовать за ним с закрытыми глазами

По прибытии на Барбадос Генри узнал, что в его планы внесены коррективы. Капитан «Девы» оказался работорговцем. Шестнадцатилетний Генри Морган был продан плантатору Джейку Флауэру.
 Рабство в ту пору было делом обычным: кто-то же должен работать, так почему не рабы? И кто сказал, что рабы должны быть непременно черными? Годятся любые, лишь бы были силы. Англичане обращались со своими слугами очень и очень жестоко: рабов пытали, вешали «просто так, для устрашения остальных», а когда срок рабства подходил к концу, могли перепродать другому хозяину, и все начиналось сначала. Вот на какую судьбу обрек капитан-работорговец простодушного валлийского паренька, мечтавшего о дальних морях. 
 Но годы рабства прошли для Моргана если не приятно, то, по крайней мере, полезно. Он научился грамоте и пользовался обширной библиотекой хозяина. Именно на Барбадосе он прочел учебники по военному делу, исторические хроники и описания походов Цезаря и Александра. Будучи фактически главным человеком на плантации, он получил бесценный опыт управления людьми. И там же юный Морган постиг первые уроки жестокости. Его рабство закончилось, когда Генри стукнуло двадцать – на год раньше срока. Флауэр предлагал Моргану остаться, обещал завещать ему плантацию.

Но Морган уехал на первом же подходящем судне. Денег на собственный корабль у Генри не было, и он купил капитанство у некоего Черного Гриммо, владельца суденышка «Ганимед». Свою первую вылазку Морган планировал долго и тщательно. Всего после первого выхода в море Морган привел в гавань Тортуги четыре «призовых» корабля. На Моргана обратил внимание легендарный Эдвард Мансфельд. Он предложил молодому пирату принять участие в большом походе на остров Санта-Каталина. И не простым палубным матросом, а вице-адмиралом, что было просто неслыханно. Разумеется, Морган, которому было чуть больше двадцати лет, с восторгом согласился.

Моргану было чуть за тридцать, когда он понял, что готов к исполнению своего главного плана. Никто не знал, в чем он заключается, но репутация Моргана была такова, что люди готовы были следовать за ним с закрытыми глазами. За десять лет пиратской карьеры Морган осуществил не один десяток успешных нападений на корабли и города. Он разграбил Маракайбо и Рио де ла Аче, он практически единолично правил на острове Эспаньола. Но при этом он вкладывал деньги в недвижимость и королевские бумаги, его принимали в лучших домах Порт-Рояля и чествовали на улицах Тортуги. Наивный валлийский мальчишка добился, чего хотел: он стал самым знаменитым флибустьером в Карибском море. Он мог бы предложить отправиться прямиком в адское пекло, и нашлись бы сотни желающих пойти вместе с ним.

Гавловский Фед
1 Ноября 2006
Интересная статья. Всем рекомендую прочитать о причудах богатых. Интересно, неужели обладающий неограниченными финансовыми ресурсами, человек начинает чудить так же как Херст? В то же время понимаешь, что есть на свете вещи дороже денег, но без денег их не купишь! Fed®
Беляков Евгений Александрович
20 Июля 2006
Хорошая статья. И правильно, что не разменивается автор на мелкие подробности быта. Но - тем не мене - хотелось бы ощутить своего рода присутствие Федорова (в принципе любого, о ком пишут). Это - множество фотографий, портретов. Ну, предположим, фотографий Федорова нет, но так ведь есть же несколько портретов... С комментариями. Вообще, весь узелочек всего того, что от человека осталось... А так остается все-таки чувство абстракции...

Другие номера издания «Личности»

№ 4/2006
№ 3/2006
№ 2/2006