Личности 2/2006

Игорь Судак

«Я СВОЕ, ЗЕМНОЕ, НЕ ДОЖИЛ»

Революция была его призрачной надеждой, рожденной холостым выстрелом Авроры и завершившейся точкой реальной пули. Противоречивые чувства были его любовью, мучительной, но так и не принесшей иллюзорного счастья, поэтому и пуля была в сердце. А что же было его верой, тем, что не ограничивается датами жизни и смерти, после которых, может совсем не случайно, никогда и нигде не ставится точка? И не принесла ли она также ему разочарование и боль? Теперь опросите хоть тысячи, хоть десятки тысяч людей на улице – не скажут, пожмут плечами, хотя многим на глаза ответ попадался неоднократно. Но люди не видят того, к чему не готовы сами. То, во что поверил Маяковский, поверил бесповоротно и сильно, даже нынешним людям, имеющим перед ним вековое преимущество, нередко кажется фантазией, оторванным от реальности вымыслом.

Я,
осмеянный у сегодняшнего племени,
как длинный
скабрезный анекдот,
вижу идущего через горы времени,
которого не видит никто.

Что же он такое видел дальше нас, у которых весь двадцатый век? как на ладони, и как такое могло быть, ведь он поэт, а не пророк? Но начнем по порядку и перенесемся на сто лет назад, в те годы, на которые пришлись юность и молодость поэта, родившегося в 1893-м.

Это было потрясающее время. Нам, с рождения привыкшим к самолетам, автомобилям, телефонам, кино, надо очень постараться, чтобы представить, каким оно ощущалось тогда – начало прошлого века. Какие чувства вызывало у людей появление того, без чего наша жизнь сегодня немыслима. А ведь все это, почти все, появилось в течение каких-то десяти-двадцати лет на глазах ошалевших граждан. Человек приобретал новые возможности, даже не успевая осмыслить, что происходит. Его верный спутник конь, тысячи лет служивший самым быстрым средством передвижения, вдруг уступил это место автомобилю: конюшни превратились в гаражи, сено – в бензин, кнут и вожжи – в руль и педали. Люди впервые научились передвигаться быстрее любого животного.

Это было потрясающее время. Нам, с рождения привыкшим к самолетам, автомобилям, телефонам, кино, надо очень постараться, чтобы представить, каким оно ощущалось тогда – начало прошлого века

Дальше еще невероятнее. Человек полетел. Да так быстро и высоко, как пернатым и не снилось. Тут же возникло радио – передача информации на любые расстояния и возможность говорить, обращаясь одновременно к огромному числу людей, гораздо большему, чем может вместить любая площадь. Потом вовсю распространилось кино – ожившие на плоском белом экране картинки реального мира. И вот все это совпало с физическим взрослением будущего поэта, весь мир наливался силою и учился новому вместе с ним. И зарождается футуризм – вера в будущую мощь цивилизации, вера в то, что человек обязательно будет, как Бог. Даже сильнее его. А что является непременным условием всесилия, то, без чего сверхмогущество немыслимо? Бессмертие. Значит, станет человек рано или поздно бессмертным. И все чаще в ранних стихах Маяковского звучит это слово. Слова уважения к науке, к ученым не раз еще будут выходить из-под его пера. Поэт живо интересовался всеми новыми открытиями и изобретениями. И где-то в начале 20-х Маяковский от художника Чекрыгина узнает о «Философии общего дела» Николая Федорова. Поэт был потрясен. Его поэтическое воображение давно гуляло там же, где и философские мысли Федорова. Не хватало только последнего штриха. Принял и понял безоговорочно – вот она, новая вера для человека будущего. Вера в бессмертие и воскрешение не религиозное, а практическое и научное. Это вполне укладывается в картину мира, в котором, как в сказке, нарастает влияние человечества. И Маяковский сам готов засучить рукава. Один его знакомый, Роман Якобсон, который в это время приехал в Москву, привез свои новые работы, в том числе о теории относительности Эйнштейна. Маяковский тогда у него подробно выспрашивал: «А нет ли в этой теории относительности какой-нибудь возможности для достижения бессмертия? Я верю в то, что будет воскрешение, и я найду таких ученых, которые будут этим заниматься». Теперь тема воскрешения в будущем, так или иначе, все время появляется в его творчестве. В поэме «Про это», написанной в 1923-м, Маяковский о своей вере заявляет предельно прямо и страстно. Она заканчивается поэтическим «Прошением на имя…», где само имя должен заполнить ученый из будущего, когда человеческие знания дойдут до того немыслимого уровня, что станет возможным возвращать к жизни даже давно ушедших людей.

«Страшна не смерть, страшно – не сметь», – утверждал Маяковский

Вот он,
большелобый
тихий химик,
перед опытом наморщил лоб.
Книга –
«Вся Земля», 

выискивает имя.
Век двадцатый.
Воскресить кого б?
 Маяковский вот…
Поищем ярче лица –
недостаточно поэт красив.
Крикну я
вот с этой,
с нынешней страницы:
 Не листай страницы!
Воскреси!

Вообще-то, когда задумываешься, а как может какой-то поэт, дилетант в науке, сделать более верные прогнозы, особенно дальние, чем целый Институт футурологии, то понимаешь, что ничего на самом деле тут удивительного нет. Поэт или, скажем, писатель-фантаст будущее видит через собственное желание, через мечту, а открытия ученых-практиков – всего лишь очередной инструмент для их воплощения. Поэтому любые мечты, если они нужны хотя бы одному человеку, обязательно рано или поздно становятся реальностью. Это касается и самых, на первый взгляд, невероятных желаний, таких, как возможность воскрешения в будущем. Этот закон – закон мечты – человечество еще только-только начинает осознавать. «Страшна не смерть, страшно – не сметь», – утверждал Маяковский. И сегодня все чаще его, толком даже школу не окончившего, имя упоминается в научных статьях, посвященных вопросам крионики и бессмертия в целом. Наука словно потихоньку начинает отдавать дань поэту, так безраздельно поверившему в ее грядущую силу и роль.

Алексей Павлович
1 Августа 2009
Категорически не согласен с Вашей трактовкой событий.Вы пишите, что вступление России в 1 мир. войну, привело к всем "бедом человечества": революции, фашизму, и 2 мир. войне. ЭТО ЛОЖЬ!!! К этим сотытиям привело - неуемное желание Евреев (провителей Европы) РАЗДЕЛЯТЬ И ПРАВМТЬ. Россия и Николай 2, были обречены на уничтожение во имя "светлых идей Сионизма" и их Мирового Господства!
Алёна
17 Ноября 2006
Уважаемая редакция и в частности, Елена Рог! Спасибо огромное за статью! Она просто блестящая! Я как представитель молодого поколения была поражена этой великой женщиной и почти рыдала над статьей! Ко всему прочему судьба Марии Кюри меня и удивила и возмутила - принеслю бурю эмоций! Спасибо Вам за это!!! Удачи в Вашем благородном деле!

Другие номера издания «Личности»

№ 4/2006
№ 3/2006
№ 1/2006