Личности 2/2006

Алексей Остальцев

ТЫСЯЧА И ОДНА ЖИЗНЬ

Биография Казановы вот уж двести лет как написана, еще при жизни самого известного любовника в Европе. Написал ее на досуге старый библиотекарь-архивариус, служивший при дворе одного из австрийских графов. От нечего делать престарелый Казанова оставил миру сотни страниц своих мемуаров. Над своими записями престарелый Казанова работал по тринадцать часов в день, которые, по его же словам, проходили как «тринадцать минут». Плодом этой увлеченной работы стали 12 томов рукописей. Воспоминания о самых ярких днях жизни великого человека понравились всем, позже молва превратила старика в символ мужского обаяния, хотя сам «секс-символ» вряд ли претендовал на эту роль. Казанова родился в 1725 году в Венеции. Венеция того времени – свободная Республика, одно из итальянских государств, роскошный город, тщательно оберегающий свою торговую и духовную независимость. Население – все сплошь аристократы да иностранные послы, прислуга, торговцы и матросы. Джованни Джакомо Казанова, однако, не принадлежал ни к тем, ни к другим, ни к третьим. Он был никем. Его отец – актер, умерший, когда Джованни исполнилось восемь лет.

Быть актером в XVIII веке – это означало обречь себя на унижения. Кривая актерской судьбы редко выводила своих избранников на узкую дорогу успеха. Театры в Венеции, любившей карнавалы и увеселения, посещали все, но труд актера ценился лишь на сцене. Сойдя с подмостков, кумиры превращались в жалких просителей, зависевших от сборов и случайных милостей богатых поклонников. Дети актеров приравнивались к безродным, их будущее было туманным, особенно, если в раннем возрасте они оставались без родителей, как это случилось с Казановой. Отец, тем не менее, многое передал своему сыну. Прежде всего, умение обращаться с женщинами. В молодости Гаэтано Казанова соблазнил молоденькую дочь венецианского башмачника и вскоре романтически сбежал с ней, понимая, что даже для башмачника перспектива иметь зятем актеришку была незавидной. К чести Гаэтано, он оставался верным отцом и мужем до самой своей смерти. Умирал он как настоящая звезда сцены: собрав вокруг одра высокородных покровителей и поклонников, он торжественно завещал им заботиться о своей семье. Это все, на что могла рассчитывать Джованна Фарузи, вдова и мать четверых детей. Это все, что досталось в наследство ее старшему сыну Джованни.

«Для того чтобы чего-либо достичь, я должен пустить в ход все свои физические и нравственные качества, я не должен пренебрегать знакомствами с великими мира сего, я никогда не должен теряться и всегда усваивать себе цвет тех, от которых я буду зависеть» 

Впрочем, Казанова не драматизировал случившееся. Он больше склонен размышлять о себе, чем о семье, к которой был слабо привязан. От родителей-актеров Казанова взял главное – умение играть на публику, быть тем, кем желают его видеть. Он превратил жизнь в сцену, он всходил на деревянные подмостки там, где их и в помине не было. Он блистательно играл своей жизнью и жизнями других, и блеск его игры был обворожителен. «Для того чтобы чего-либо достичь, я должен пустить в ход все свои физические и нравственные качества, я не должен пренебрегать знакомствами с великими мира сего, я никогда не должен теряться и всегда усваивать себе цвет тех, от которых я буду зависеть», – писал он в пору своей зрелости. Женщины – лишь часть побед этого актера. Остальное он выигрывал в карты... В жизнь Казановы постоянно вмешивалась мистика. Возможно, это просто черта эпохи, которую культивировал Казанова – везде искать мистический смысл. Казанова открыто признается, что в детстве был непроходимо туп. Он ничего не помнит до возраста восьми лет. Сон разума был прерван болезнью мальчика. Бабушка, воспитывавшая Джованни, пока его мать гастролировала по Европе, отметила частые носовые кровотечения. Казанова вспоминает, как рано утром старушка тайно отвезла его на остров Мурано, неподалеку от Венеции, где жила знахарка. Там его завернули в тряпье, натерли мазью, окутали дымом и заклинаниями, заставляли сидеть в сундуке, по крышке которого колдунья барабанила что есть сил, читая свои мантры. Ритуал помог: кровотечение прекратилось. А ночью того же дня к Джованни по водосточной трубе спустилась ласковая Фея. «Корона на ее голове была усеяна камнями, рассыпавшими, как показалось мне, огненные искры», – вспоминал он. Прекрасный Призрак посыпал голову мальчика неким порошком, после чего тот уснул.

Вскоре после этого мальчик смог пойти в школу, за короткий срок освоить доступные для его возраста науки, овладеть счетом и даже научиться писать стихи. Впоследствии Казанова был признанным мастером сонета, он легко цитировал по памяти сотни стихов Людовико Ариосто – любимейшего поэта Италии тех лет. Он с легкостью изучил французский язык, прославился как остроумный собеседник и писатель. Колдовское обаяние, подаренное Феей, не покидало его никогда. 

Алексей Павлович
1 Августа 2009
Категорически не согласен с Вашей трактовкой событий.Вы пишите, что вступление России в 1 мир. войну, привело к всем "бедом человечества": революции, фашизму, и 2 мир. войне. ЭТО ЛОЖЬ!!! К этим сотытиям привело - неуемное желание Евреев (провителей Европы) РАЗДЕЛЯТЬ И ПРАВМТЬ. Россия и Николай 2, были обречены на уничтожение во имя "светлых идей Сионизма" и их Мирового Господства!
Алёна
17 Ноября 2006
Уважаемая редакция и в частности, Елена Рог! Спасибо огромное за статью! Она просто блестящая! Я как представитель молодого поколения была поражена этой великой женщиной и почти рыдала над статьей! Ко всему прочему судьба Марии Кюри меня и удивила и возмутила - принеслю бурю эмоций! Спасибо Вам за это!!! Удачи в Вашем благородном деле!

Другие номера издания «Личности»

№ 4/2006
№ 3/2006
№ 1/2006