Личности 48/2012

Яна Дубинянская

ИВ СЕН-ЛОРАН: «Я ДАЛ ЖЕНЩИНЕ ПРАВО ВЫБОРА»

Он пришел в мир высокой моды фантастически рано и сумел уйти безукоризненно вовремя. Были времена, когда женщину, одетую от Ива Сен-Лорана, могли не пустить в приличный ресторан за пренебрежение общественной моралью и традиционными вкусами. Но очень скоро такой женщине стало дозволено все. Одна из них, по имени Катрин Денев, как-то сказала: «Ив был невероятным. Он постоянно совершал фантастически дерзкие вещи, на какие способен только очень робкий человек»

Ив Анри Донат Матье Сен-Лоран родился 1 августа 1936 года в колониальном Алжире, в городе Оран, где до войны за независимость была самая высокая концентрация европейцев во французских колониях. Ив был единственным сыном в состоятельной семье Шарля и Люсьен Сен-Лоранов, где росли также две сестры, Бриджит и Мишель. По легенде, платья для их кукол братец начал мастерить чуть ли не с трех лет, а своей тетушке в столь же нежном возрасте сообщил, что ее туфли не подходят к платью. Тетя, конечно, отчитала невоспитанного ребенка, но критику учла. Школа для субтильного мальчика, не ладившего со сверстниками, стала сущим адом. «Это был настоящий террор. Когда они дразнили меня, я говорил себе: ничего, когда-нибудь я стану знаменитым и тем самым отомщу своим врагам», – вспоминал позже Ив Сен-Лоран. Он мечтал о славе на театральном поприще, однако впереди маячила скучная «потомственная» карьера юриста. Мама, в отличие от отца, художественные наклонности сына понимала и поощряла, но в мир высокой моды этот юноша шагнет, не умея ни профессионально рисовать, ни, тем более, шить. Иву было семнадцать, когда он отправился покорять Париж – и, в частности, послал свои эскизы в знаменитый журнал Vogue. Шеф-редактор журнала Мишель де Брюноф пришел в восторг и решил их опубликовать, но порекомендовал парню учиться по специальности. С его подачи юный Ив поступил в школу при парижском Синдикате от-кутюр (что-то вроде профсоюза высокой моды). Студентом он пробыл всего несколько месяцев. Вскоре созданное им платье-коктейль было признано лучшим на престижном конкурсе модельеров Woolmark, организованном Международным секретариатом шерсти. На том же конкурсе впервые обратил на себя внимание (то ли выиграв в другой номинации, то ли заняв второе место, то ли даже разделив с Ивом победу, – источники расходятся в деталях, но не в главном) начинающий немецкий модельер по имени Карл Лагерфельд. Считается, что невзлюбили друг друга они еще тогда, а затем тщательно культивировали свою вражду много лет. Вооруженный победой на конкурсе и рекомендациями шеф-редактора Vogue, Ив Сен-Лоран пришел в один из самых популярных в то время (да и по сей день) Домов моды – к великому Кристиану Диору. Прогремев в послевоенные годы революционным (а по сути, наоборот – ретроспективно-романтическим) стилем «new look» с его узкими корсетами и пышными кринолинами, Диор находился на вершине славы и присматривал себе преемника.

Не то чтобы всерьез – великому модельеру было всего пятьдесят, и уходить он не собирался. «Я был в восторге от Диора. Я не мог говорить в его присутствии», – вспоминал себя-тогдашнего, восхищенного и робкого, Сен-Лоран. В 1955 году под чутким руководством мэтра он создал свой первый вечерний туалет в коллекции Dior, а меньше чем через два года… стал арт-директором Дома Диора. То, что незадолго до внезапной смерти от инфаркта в 52 года Кристиан Диор объявил своим наследником 21-летнего парня, стало неожиданностью для многих и шоком для владельца Дома, текстильного промышленника Марселя Буссака, сколотившего в войну состояние на авиационных тканях. Поскольку капиталовложение в высокую моду не было для него основным (скорее, имиджевым), собственник согласился рискнуть, положившись на феноменальное чутье покойного модельера. Великий Диор не ошибся. Уже в январе 1958-го Ив Сен-Лоран выпустил первую самостоятельную коллекцию – и произвел фурор. Продажи едва ли не убыточного на тот момент Дома подскочили на 35%. Впрочем, для самого юного автора ни тогда, ни позже коммерция не стояла во главе угла, он работал ради моды как таковой. То, что предложил женщинам Ив Сен-Лоран, кардинально отличалось от моделей Диора – и вместе с тем логически продолжало цепочку модных революций. Диоровский силуэт нежной «женщины-цветка», пришедший на смену жестким и прямым «милитарным» линиям, Сен-Лоран заменил силуэтом свободным, без малейшего акцента на талии, – трапецией. После оглушительного триумфа своего дефиле Ив Сен-Лоран попозировал фотографам и помахал ручкой зрителям, выйдя на балкон (поговаривали, что его чуть ли не силой вытолкал туда Марсель Буссак – настолько новый арт-директор был не уверен в себе). Мода в Париже – очень серьезное дело. Один из газетных заголовков утверждал: «Ив спас Францию!» С легкой руки кого-то из журналистов модельера начали называть «маленьким Диором», что было и лестно, и немного обидно. При всем уважении к мэтру он предпочел бы называться «великим Сен-Лораном». Через два года молодой и преуспевающий Ив Сен-Лоран представил коллекцию, оказавшуюся еще неожиданнее, – и столь же созвучную эпохе. Пришли 60-е, умами завладели философы-экзистенциалисты, студенчество стало заметной молодой интеллектуальной силой, и стиль «beat look» (свитера с высоким горлом, кожаные куртки в талию, мини-юбки, меховые пальто с вязаными рукавами) как нельзя лучше отразил новые социальные веяния. Ошеломляющий успех имел привкус бунта и скандала. И тут арт-директора известнейшего Дома моды забрали в солдаты...

Другие номера издания «Личности»

№ 45/2012
№ 52/2012
№ 51/2012
№ 50/2012
№ 49/2012
№ 47/2012