Личности 48/2012

Елена Бутакова

ВЕРА КОМИССАРЖЕВСКАЯ: БОЙ БАБОЧКИ

Будучи актрисой-самоучкой, она достигла необычайных высот в сценическом искусстве. И тем не менее всю свою творческую жизнь доказывала – не зрителю, самой себе! – что действительно достойна находиться на сцене. Чем популярнее становилась Вера Комиссаржевская, тем менее была уверена в своем таланте, тем большего от себя требовала. Ее жизнь – пример непрерывной борьбы человека с собственным несовершенством

Огромную роль в становлении Веры и как личности, и как актрисы сыграл ее отец, Федор Петрович Комиссаржевский. Он был ее духовным учителем, наставником, другом, образцом для подражания. Пылкую, увлекающуюся натуру она унаследовала от него – добровольца армии Гарибальди и известного лирического тенора, исполнявшего главные партии в петербургской Итальянской опере, а затем в Мариинском театре. Это завидное (для артиста) положение вовсе не казалось таковым отцу его любимой девушки. В глазах командира Преображенского полка Шульгина брак его дочери с актером и преподавателем музыки был недопустимым мезальянсом. Марии и Федору не оставалось ничего иного, кроме как обвенчаться тайно, что они и сделали, уехав в Царское Село. Согласно преданию, новобрачная вернулась домой и вечер провела с отцом в театральной ложе, в то время как новоиспеченный супруг блистал на сцене. На следующий день она покинула родительский кров, оставив письмо отцу. У молодых Комиссаржевских постоянно звучала музыка, собирались люди искусства: композитор Мусоргский, певец Стравинский, главный режиссер Мариинского театра Кондратьев и многие другие. В семье подрастали три дочери – Вера, Надежда и Ольга. Старшая, Вера, родилась 27 октября 1864 года и родилась, видимо, для сцены: она удивляла окружающих рано проявившимися талантами – отличной памятью (стихи запоминала с первого прочтения), грацией, чудесным голосом и недюжинным даром подражания. Развитию артистических наклонностей благоприятствовали и посещения театров, и домашние спектакли (в которых Верочка предпочитала почему-то исполнять мужские роли). Однако певец Комиссаржевский и слышать не хотел о том, чтобы его дочери когда-либо пошли в актрисы. Впрочем, сама девочка наряду с желанной профессией артистки называла также профессии доктора и извозчика; но их отец тоже вряд ли бы одобрил. Федор Петрович отчаянно баловал свою любимицу и, соскучившись по ней, периодически забирал из гимназии пожить дома, а затем снова водворял – но уже в другую гимназию, и потому систематического образования Вера так и не получила. Несколько более продолжительное время она проучилась только в институте благородных девиц в Вильне, куда Комиссаржевские переехали из Петербурга. Семейное счастье оказалось не вечным: Федор Петрович увлекся другой женщиной и оставил жену и детей. Подросшая Вера тяжело переживала горе матери, но, конечно, не могла предвидеть, что та же участь постигнет и ее.

В 1883 году девушка, не устояв перед обаянием красавца графа Владимира Муравьева, художника-аматора и бонвивана, вышла за него замуж. Два года супружеской жизни вылились для романтично настроенной Верочки в сплошной кошмар: муж пускался в загулы, унижал ее, скандалил... Она любила, терпела и прощала, но кульминация их отношений превзошла любую фантазию. Муж изменил Вере с ее младшей сестрой Надей. Предательство двух близких людей довело Веру до безумия – в буквальном смысле – и едва не стоило ей жизни. Молодая женщина пыталась отравиться, месяц провела в психиатрической клинике... Лечиться ей предстояло еще не один год. Вскоре стало известно, что Надя ждет ребенка. А виновный в прелюбодеянии не мог вторично вступить в брак в течение семи лет, и Вера, чтобы дать возможность сестре «покрыть грех», при разводе взяла вину на себя. Муравьев женился на Надежде, но этот брак никому не принес счастья и тоже закончился разводом. В дальнейшем сестры продолжали общаться, не упоминая вслух о минувшем, но былой душевной близости между ними не было и в помине. Личная драма наложила отпечаток и на характер Веры, и на ее актерское дарование: «…Никогда не могла она с крыльев своего таланта стереть какой-то траурный пепел», – написал о ней А.В. Луначарский. Недаром говорят, что нет худа без добра: во время лечения на водах в Липецке у Веры завязался роман с Сергеем Зилоти, военно-морским офицером и большим поклонником музыки, братом известного пианиста Александра Зилоти и двоюродным братом Сергея Рахманинова. Хотя их связь и не переросла в брак, у Веры сложились теплые отношения со всей творческой семьей Зилоти. В их имении Знаменка Тамбовской губернии она гостила по нескольку раз в год, там отдыхала душой. Младшую сестру Сергея Зилоти, Марию Ильиничну, ставшую ее лучшей подругой, Вера называла своим «единственным другом на страшном и прекрасном земном шаре». Мало-помалу возрождаясь к жизни, Вера поняла, что необходимо найти в этой жизни и цель, какое-нибудь дело, которое захватило бы ее полностью. Таково же было мнение и наблюдавших ее врачей. Молодой женщине пришла мысль брать уроки актерского мастерства у известного актера и педагога Владимира Давыдова. Театральной школой эти занятия назвать было нельзя, но и в этом были свои преимущества: Комиссаржевская не оказалась скована какой-либо догмой и ее талант получил самостоятельное развитие. В 1893 году Вера вместе с сестрой Ольгой переехала в Москву, к тогда уже вторично разведшемуся отцу. Сестры сразу окунулись в бурлившую вокруг него творческую атмосферу...

Полную версию материала читайте в журнале Личности №48/2012

Другие номера издания «Личности»

№ 45/2012
№ 52/2012
№ 51/2012
№ 50/2012
№ 49/2012
№ 47/2012