Личности 48/2012

Михаил Дубинянский

АЛЕКСАНДР КЕРЕНСКИЙ: УТРАЧЕННЫЙ ШАНС

Спустя полвека после Октябрьской революции он молил советского журналиста: «Господин Боровик, ну скажите у себя в Москве! Там же есть серьезные люди! Ну пусть перестанут писать, будто я бежал из Зимнего дворца в женском платье! Не было этого!» Керенский вновь и вновь возвращался в те бурные месяцы, когда судьба вознесла его на вершину власти. Он воевал с устоявшимся имиджем неудачника и шута. Он не желал быть временным недоразумением, беспомощной паузой между царизмом и большевизмом. Он боролся за достойное место в истории, но так и не смог наверстать упущенное в 1917-м

Александр Федорович Керенский родился 22 апреля 1881 года в Симбирске в семье директора мужской гимназии. Ныне его родной город называется Ульяновском, ибо там же появился на свет будущий противник Керенского – большевистский вождь Ульянов-Ленин. Более того, юный Ульянов окончил ту самую гимназию, где директорствовал отец Керенского. Именно Федор Керенский поставил отличнику Володе единственную четверку по логике, но дал похвальную характеристику для поступления в университет. А вот Саша Керенский с Володей Ульяновым не могли быть друзьями просто из-за большой разницы в возрасте – первый был на одиннадцать лет младше. В детстве Саша много хворал, в шесть лет у него обнаружили туберкулез бедренной кости. Пришлось провести полгода в кровати, с тяжелым металлическим сапогом на правой ноге. Впрочем, нет худа без добра: будучи обездвижен, мальчик пристрастился к чтению и проглатывал одну книгу за другой. Весной 1889-го действительный статский советник Федор Керенский был назначен главным инспектором училищ Туркестанского края и вместе с семьей переехал в Ташкент. В том же году восьмилетний Саша поступил в ташкентскую гимназию. Учился он блестяще. В выпускной характеристике говорилось: «Имеет очень хорошие способности и выдающееся умственное развитие; к учебным занятиям в гимназии относился с примерным усердием и аккуратностью, с особенным интересом занимался историко-литературными предметами и отличался начитанностью». Уже в старших классах Александру нравилось находиться в центре внимания и подчинять своему обаянию публику. О его талантах говорила вся гимназия. Один из учителей вспоминал: «Он был неутомимым и ловким танцором. Декламировал с чувством и большим успехом преимущественно патриотические стихотворения и неоднократно выступал в любительских спектаклях, проявляя недюжинный артистический талант. Так, например, он очень удачно выступил в роли Хлестакова. Роль эта казалась написанной как будто бы исключительно для него». Юный Керенский мечтал о карьере артиста или оперного певца, но судьба распорядилась иначе. В 1899 году, окончив гимназию с золотой медалью, он отбыл в столицу и по настоянию отца поступил в Петербургский университет на историко-филологический факультет, а спустя год перевелся на юридический. В ту пору столичный университет был рассадником вольнодумства и народничества. Александр увлекся политикой, заразился демократическими и социалистическими идеями; на одной из студенческих сходок произнес свою первую речь – призвал товарищей помочь народу в освободительной борьбе.

Аплодисменты окрылили молодого оратора. Эта дерзкая выходка могла закончиться исключением из университета, но Керенскому помогло высокое положение отца. Ректор ограничился принудительной отправкой юного бунтаря в академический отпуск, к родителям в Ташкент. А рассерженный Федор Керенский взял с сына обещание не заниматься политической деятельностью до окончания университета. Сожаления о вынужденном отказе от политической борьбы скрасила любовь. В Петербурге Александр познакомился с Ольгой Барановской, семнадцатилетней слушательницей Высших женских курсов. В июне 1904 года, через неделю после получения Керенским диплома, влюбленные обвенчались. Окончив университет, Керенский стал работать помощником присяжного поверенного – так в царской России называли адвокатов. Либеральная профессия обострила неприятие реакционного самодержавия. Вдобавок начало юридической карьеры Керенского совпало с первой русской революцией 1905 года. Он вел активную общественную жизнь, сблизился с партией социалистов-революционеров и сотрудничал в эсеровском бюллетене «Буревестник». Однако эсеры занимались не только революционной агитацией, но и политическим терроризмом. В декабре 1905 года Керенского арестовали за связь с эсеровской боевой дружиной, при обыске были изъяты подрывные листовки и револьвер. Неблагонадежный юрист оказался в Крестах, но тюремное заключение лишь укрепило его взгляды: «Я понял, что в России никогда не будет подлинной демократии до тех пор, пока ее народ не сделает сознательного шага к единению во имя достижения общей цели. Я твердо решил, что после освобождения из тюрьмы отдам все силы делу сплочения всех демократических партий в России». Освободили Керенского весной 1906-го – из-за недостатка улик. Вскоре революционное движение в России пошло на спад, но Александр Федорович продолжал сражаться за свободу в качестве присяжного поверенного. Молодой адвокат сосредоточился на политических делах. Он добивался оправдания мятежных прибалтийских крестьян, защищал туркестанских и армянских революционеров, в составе независимой адвокатской комиссии расследовал жестокий расстрел бастовавших рабочих на Ленских приисках, вместе с другими прогрессивными юристами выступал против антисемитского дела Бейлиса. Участие в громких процессах принесло Керенскому всероссийскую известность, репутацию стойкого демократа и защитника угнетенных. Царская охранка установила за ним негласное наблюдение, причем в агентурных донесениях он фигурировал под кличкой «Скорый» – из-за манеры передвигаться быстрым шагом, почти бегом...

Другие номера издания «Личности»

№ 45/2012
№ 52/2012
№ 51/2012
№ 50/2012
№ 49/2012
№ 47/2012