Личности 49/2012

Михаил Дубинянский

ДЭН СЯОПИН: КРАСНЫЙ КАПИТАЛИЗМ

«Не важно, какого цвета кошка, лишь бы она хорошо ловила мышей», – утверждал этот прагматичный лидер. Творец современного Китая товарищ Дэн Сяопин стал одним из самых успешных реформаторов ХХ века. Ему удалось совместить, казалось бы, несовместимое: коммунистическое правление и рыночную экономику, красные флаги и капиталистические ценности. Систему, созданную Дэном, часто называют несправедливой и недемократичной, но даже критики вынуждены признать очевидное: она работает. «Мыши ловятся» быстро, массово и бесперебойно

На склоне лет Дэн Сяопин философски заметил: «Если писать биографию, то в нее следовало бы обязательно включать ошибки, поэтому самое лучшее – ее не писать». Знаменитый реформатор сознательно не сотрудничал со своими биографами, так что историю его жизни пришлось восстанавливать по крупицам. Будущий лидер КНР появился на свет 22 августа 1904 года в провинции Сычуань в семье мелкого помещика Дэн Вэньмина и его жены Дань Ши. При рождении ребенка нарекли Сяньшэном. Отец постарался дать сыну хорошее образование. Уже в пять лет мальчика отдали в частную школу. Имя Сяньшэн показалось учителю чересчур заносчивым – его можно было истолковать как «Обогнавший Мудреца», а ведь Мудрецом называли самого великого Конфуция! В итоге Дэна Сяньшэна переименовали в Дэна Сисяня. Маленький школьник старательно выводил мудреные иероглифы и зубрил отрывки из древних текстов. Детство Дэна совпало с большими историческими потрясениями. В начале XX столетия императорский Китай был страной, застрявшей в прошлом. Властвовали патриархальные конфуцианские традиции – и большая часть народа, и знать жили по старинке, не справляясь с вызовами нового века. Отсталый Китай превратился в легкую добычу развитых держав, нищую полуколонию. Среди просвещенных патриотов росло недовольство феодальными порядками, и в 1911-м грянула победоносная Синьхайская революция. Императорская династия была низвергнута, Китай стал республикой. Революция не принесла китайцам экономического процветания, зато политическая жизнь в Поднебесной забила ключом. Бывшие имперские генералы ожесточенно боролись за власть. Всевозможные движения, кружки и партии возникали, словно грибы после дождя. Передовая молодежь требовала выбросить «конфуцианское старье» на свалку истории и перестроить Китай на новый лад. Вскоре в ряды прогрессистов влился и подросший Дэн. Осенью 1920 года группа китайских студентов отправилась во Францию – приобщаться к достижениям европейской цивилизации. Самым молодым среди них был Дэн Сисянь, которому едва исполнилось шестнадцать. Много лет спустя он вспоминал: «Мы чувствовали, что Китай слаб, и хотели сделать его сильным. Мы считали, что путь к этому лежит через модернизацию. Поэтому поехали учиться на Запад».

Юноша провел во Франции пять с лишним лет. Чужая страна встретила его неласково – правительственной стипендии и денег, полученных от родни, катастрофически не хватало. Пришлось забыть о серьезной учебе, чтобы хоть как-то заработать на жизнь. Дэн Сисянь побывал официантом и кочегаром, трудился на военном заводе «Крезо», делал галоши на резиновой фабрике, работал слесарем на автомобильном гиганте «Рено» – и везде жадно впитывал прогрессивный западный опыт. Наиболее прогрессивными казались марксистские идеи, покорявшие Европу и быстро захватившие китайскую диаспору. Уже в 1922 году Дэн вступил в коммунистический союз молодежи, а затем стал членом французской секции компартии Китая. По заданию партии он печатал газеты и листовки на гектографе, агитировал рабочих китайского происхождения и... оказался в поле зрения французской полиции. Вот пример типичного полицейского донесения: «Вчера, 8 июня, Комитет действия проживающих во Франции китайцев провел на улице Буайе, 23, митинг протеста, направленный против международного империализма. На митинге выступило восемь человек, в том числе Дэн Сисянь, заявивший, что для борьбы с империализмом необходимо выступать вместе с Советским Союзом». Именно в ту пору товарищи дали низкорослому (лишь 150 см) Дэну кличку «Сяопин». В Китае «сяопином» называют маленькую пузатую бутылку с водкой, обладающую свойствам неваляшки, – сколько ни пытайся ее опрокинуть, она все равно принимает стоячее положение. Как это часто бывает, партийная кличка вытеснила настоящее имя, и наш герой навсегда остался Дэном Сяопином. Позже выяснится, что она отразила не только его миниатюрность, но и стойкость – какие бы удары ни наносила Дэну судьба, он ни разу не был повержен. Считал ли молодой Дэн Сяопин себя ортодоксальным марксистом? Грезил ли о мировой пролетарской революции? По-видимому, нет. Прежде всего он оставался патриотом Китая и мечтал о величии своей страны. Коммунизм был для него не целью, а средством – ключом к национальному возрождению. В двадцатых годах ХХ века своеобразной коммунистической Меккой стала Москва. Здесь ковались кадры для компартий всего мира, и в январе 1926 года Дэна Сяопина послали учиться в московский Университет трудящихся Китая. Французская полиция нагрянула в его гостиничный номер с обыском, но опоздала: за несколько дней до того Дэн покинул страну. В Москве молодому китайцу дали русскую фамилию «Дроздов». Он прилежно изучал языки, политэкономию и военное дело. В личной характеристике Дэна-Дроздова говорилось: «Парторг группы. Партийные поручения выполняет успешно. Отношения с товарищами тесные. С большим интересом относится к учебе. Служит примером для других. Старается научиться влиять на людей. Наиболее пригоден к организационной работе».

Другие номера издания «Личности»

№ 45/2012
№ 52/2012
№ 51/2012
№ 50/2012
№ 48/2012
№ 47/2012