Личности 49/2012

Александра Маленко

ЛЕ КОРБЮЗЬЕ: ПРОЕКТИРОВЩИК МЕЧТЫ

Признанный гуру модернизма, архитектор-легенда, он был творцом с планетарными амбициями, великим мечтателем. Безупречно правильные и лаконичные формы его строений вызывают смешанные чувства – от восхищения до отвращения. Ле Корбюзье-архитектор мечтал возвести целый город, но построил лишь около сотни зданий. Зато проявил себя как блестящий теоретик искусства и оставил последователям 34 книги-напутствия. Он все же изменил мир... Но осчастливил ли?

Шарль-Эдуар Жаннере-Гри, второй ребенок в семье, будущий архитектор-реформатор Ле Корбюзье, родился 6 октября 1887 года в городке Ла-Шо-де-Фон во франкоязычном кантоне Невшатель в Швейцарии. Отец его, Жорж Эдуар Жаннере, был часовщиком-эмальером и гравером, мать, Мари-Шарлотт-Амели, в девичестве Пере, – музыкантшей. В обстановке дома уживались изящные модные вещицы и массивная старая мебель, доставшаяся в наследство еще от дедов-прадедов – верных протестантов, вынужденных бежать в XVI веке из Франции в Швейцарию. Но сами родители Жаннере к религии относились сдержанно – они больше интересовались искусством. Маленький Жаннере-Гри поступил в начальную школу, затем продолжил обучение в Школе искусств там же, в Ла-Шо-де-Фон. Да умолкнут критики, обвиняющие Ле Корбюзье в неспособности создать что-либо, кроме «разноразмерных коробок»! В 1902 году на Международной выставке декоративных искусств в Турине он, 15-летний подросток, получил высшую награду за великолепные карманные часы с резной крышкой. Граверному и часовому делу мальчик начал обучаться с 13 лет, но вынужден был оставить это занятие из-за слабого зрения и сконцентрировался на живописи. Любимым учителем Шарля-Эдуара был Шарль Леплатинье – одаренный художник, романтик и новатор, учитель от Бога. Именно Леплатинье настоял, чтобы Жаннере учился еще и черчению и архитектуре, он же помог ему получить первый заказ. Леплатинье убедил Луи Палле, члена наблюдательного совета Школы искусств, доверить проектирование собственной виллы «мальчишкам» архитектору Рене Шапалазу и художнику Жаннере-Гри. В 1907 году вилла была готова. Юный архитектор, получив расчет за работу, решил проехаться по Европе. В сентябре он отбыл в Италию, а к середине ноября перебрался в Вену, где задержался на всю зиму. В австрийской столице Жаннере увлекся архитектурой модерна, близко сошелся с Йозефом Хоффманом, познакомился с Коломаном Мозером и Густавом Климтом… Ему все было интересно, однако от предложенного сотрудничества с Хофманом Жаннере отказался: он был уверен, что модерн отживает свое. В марте Шарль-Эдуар переехал в Париж, где поступил в бюро Огюста и Гюстава Перре. У братьев-новаторов, широко использовавших последнее изобретение строительной индустрии – железобетон, он и перенял веру в высочайшую функциональность этого материала.

Всю жизнь он будет горячо отстаивать его применение в строительстве. Осенью 1909 года в родной город вернулся, по сути, другой человек. Вращаясь в парижском обществе, он проникся идеями кардинального переустройства мира. Просвещенная Европа с упоением читала Ницше и горячо обсуждала его книгу «Так говорил Заратустра». «Будь тем, кто ты есть!» – призывал философ. И Жаннере, потомок ремесленников-протестантов, молодой человек с ярким дарованием и не без амбиций, воспринял этот призыв как руководство к действию. Он – не просто художник, рисовальщик и архитектор, потакающий прихотям и привычкам масс. Он – человек, которому дана возможность упорядочить мир и тем самым сделать человечество счастливым. Правильная архитектура – вот решение проблем! В 1910-м Жаннере был приглашен на пятимесячную стажировку в Берлин, в Нойбабельсберг, в мастерскую мэтра немецкой архитектуры Петера Беренса, одним из направлений работы которого было массовое производство мебели. Полученные навыки он с успехом применил, когда в 1927 году наладил собственное мебельное производство. Совместно с кузеном Пьером Жаннере и Шарлоттой Перриан будущий Ле Корбюзье создал немало оригинальных предметов мебели, экстравагантный дизайн которых актуален и сегодня. В мастерской Беренса он познакомился с Людвигом Мис ван Дер Роэ и Вальтером Гропиусом. Спустя годы по милости биографов и исследователей их имена часто будут оказываться рядом, но следует заметить, что ни теплые товарищеские отношения, ни дружеская привязанность молодых людей не объединяли. Жаннере стремился изучить все – ювелирное дело, пластику, архитектуру, живопись… Ему не было и 30, а многое уже было достигнуто, появлялись хорошие заказы. Но предстояло еще столько увидеть, узнать! В мае 1911 года вместе со своим другом Огюстом Клипштпейном, изучавшим историю искусств, он отправился в очередное путешествие. Прага, Вена, Будапешт, Белград, Бухарест, Тырново, Габрово, Казанлык, Стамбул, гора Афон, Афины, Италия… То была настоящая научная экспедиция, позволившая собрать богатейший материал – многочисленные зарисовки и наброски, шесть толстых тетрадей заметок и размышлений, фотографии… Величие афинского Акрополя его потрясло. Священная тропа к древнему сооружению, довольно длинная, не утомляла – возносила. Он подверг это ощущение анализу и пришел к выводу: подъем легок, потому что не нужно преодолевать ступени. И ввел в свои проекты новый элемент – лестницы без ступеней, пандусы. Почему? По ним можно было шествовать неспешно, проникаясь красотой здания или пейзажа. «Лестницы – для слуг, пандусы – для господ».

Другие номера издания «Личности»

№ 45/2012
№ 52/2012
№ 51/2012
№ 50/2012
№ 48/2012
№ 47/2012