Личности 50/2012

Елена Бутакова

ЛЮДВИГ ВАН БЕТХОВЕН: РАДОСТЬ ЧЕРЕЗ СТРАДАНИЕ

Коренастая фигура человека, стремительно вышагивающего вдоль городской стены, была хорошо знакома венцам: глухой музыкант Людвиг ван Бетховен совершал свой ежедневный моцион. Он мычал себе под нос и энергично жестикулировал, вызывая у окружающих невольные улыбки. Как заблуждались полагавшие, что он живет в полной тишине! Отрешенный от звуков мирской суеты, он существовал в мире чистой музыки, которая не покидала его ни на минуту

Больше тридцати лет прожил Бетховен в Вене, и все это время мечтал вновь побывать на родине, на живописных берегах Рейна. Его мечта не сбылась: покинув однажды родной Бонн, он туда больше не вернулся. Отец Людвига, музыкант при дворе кельнского курфюрста в Бонне, Иоганн Бетховен, был родом из Фландрии, на что указывала приставка «ван» к его фамилии (ее часто ошибочно принимали за указание на дворянское происхождение). В 1767 году он женился на 19-летней вдове Марии Магдалине Кеверих. Людвиг, получивший имя в честь деда, был их вторым ребенком (первый умер в младенчестве). Мальчика окрестили 17 декабря 1770-го. Точная дата его рождения неизвестна – большинство исследователей считает, что крестили младенца на второй или третий день. Отец постепенно спивался, и детство будущего композитора ничем не отличалось бы от детских лет его маленьких товарищей по несчастью, если бы не рано проявившийся музыкальный дар и не навязчивая идея Иоганна Бетховена сделать из сына «чудо-ребенка» по примеру Моцарта. Школьные занятия отец считал необязательными, поэтому они продолжались, только пока Людвигу не исполнилось десять лет. Вместо таблицы умножения и латыни он под руководством нанятых учителей осваивал игру на клавесине, флейте, органе, скрипке – и делал это с увлечением. В восемь лет Людвиг дал свой первый концерт (чтобы вызвать у публики интерес, Иоганн Бетховен выдал сына за 6-летнего). Вероятно, были и другие выступления, но ожидаемый отцом денежный поток так и не хлынул в его карманы. Оставив надежду сделать из сына второго Моцарта, Иоганн перестал изнурять его многочасовыми занятиями. Когда Людвиг подрос, то, как и отец, стал служить в придворной капелле – сначала помощником органиста, а затем музыкантом. Его дни проходили в репетициях, выступлениях при дворе курфюрста, вечера же – с семейством Брейнингов, чьим детям он давал уроки игры на фортепиано. Салон вдовы Елены Брейнинг играл в Бонне роль своеобразного культурного центра. Хозяйка дома сумела оценить и музыкальный талант юного Бетховена, и его врожденное чувство собственного достоинства, и благородство. Общение с музыкантами, поэтами, художниками подняло Людвига из среды, где он вращался, на такой культурный уровень, о котором он не мог и помышлять. Новое окружение во многом сформировало его художественные вкусы, политические взгляды и мировоззрение в целом.

Но Людвиг не мог не осознать недостаток собственного образования, и стал упорно наверстывать упущенное – он превратился в запойного читателя, одолел древнегреческий и прочел Гомера в оригинале. «Одиссея» осталась его любимым произведением на всю жизнь, хотя горячей любовью пользовались и Шекспир, Гете и Шиллер. Жажда знаний привела Бетховена на скамью философского факультета Боннского университета, где он слушал лекции по логике, метафизике, философии Канта. И все же большую часть времени Людвиг по-прежнему проводил за фортепиано. Кроме того, он выступал в гостиных боннских вельмож и становился все более известным как блестящий пианист. Из волшебного мира произведений своих кумиров – Баха, Генделя, Моцарта – Людвигу приходилось возвращаться в далеко не возвышенный мир материальных и семейных проблем, которые все больше его затягивали. Похоронив в 1787 году горячо любимую мать, а затем годовалую сестру, он стал фактически главой семьи – именно ему нужно было заботиться о двух младших братьях, Карле и Иоганне, поскольку на отца, пропивавшего все деньги, надежды не было. Нищета, постоянные тревоги за родных, долги, бытовые неурядицы навалились на Людвига. Он мог бы оставить все, как есть: решать житейские проблемы и оставаться в Бонне лучшим музыкантом, местной знаменитостью. Но он лучше других знал, что его дарование уже переросло Бонн и что возможности для совершенствования есть только в Вене. Во время своей первой поездки туда в 1787 году, по некоторым данным, Бетховену посчастливилось встретиться с Моцартом и услышать окрылившие его хвалебные отзывы. Спустя пять лет его и Вену разделяла вторгшаяся в Австрию французская армия, а Моцарт уже год как обрел последний приют в общей могиле. Но неукротимого Людвига ничто не могло остановить на пути к цели: определив братьев – одного в ученики к аптекарю, другого в придворные музыканты, – он в 1792 году пересек территории, занятые французами, и добрался до столицы. Уверенному в своем таланте Бетховену по приезде в Вену в 1792 году не пришлось долго завоевывать положение в музыкальной среде. Рекомендательные письма боннского мецената графа Вальдштейна открыли ему двери в салоны князей Лихновского и Лобковица, барона ван Свитена и многих других, где собирались образованные музыканты-любители и профессионалы. Молодой музыкант не оставлял прилежных занятий и брал уроки у нескольких корифеев, среди которых были Гайдн и Сальери. Прошло совсем немного времени с момента приезда Бетховена в Вену, и о нем заговорили как о пианисте-виртуозе и несравненном импровизаторе. Мало кто знал, что искрометные пассажи, производившие впечатление свободного полета фантазии, были многократно отрепетированы, и Людвиг мог повторить их в любой момент без малейших отклонений...

Полную версию материала читайте в журнале Личности №50/2012

Другие номера издания «Личности»

№ 45/2012
№ 52/2012
№ 51/2012
№ 49/2012
№ 48/2012
№ 47/2012