Личности 50/2012

Владимир Пузий

РОБЕРТ Ф. СКОТТ: ДЖЕНТЛЬМЕН ВО ЛЬДАХ

Говорят, что история безжалостна, и в любом деле лавры победителя принадлежат лишь первому. А вторые, третьи, двадцать пятые – все они не в счет. Британец Роберт Фалкон Скотт стал вторым в жестокой гонке к Южному полюсу. И все же величия его подвига это не умалило ни на йоту

Как ни странно, человек, которому предстояло стать одним из покорителей Антарктики, ни о чем подобном в детстве не мечтал. К моменту его рождения мужчины из рода Скоттов вот уже несколько поколений подряд верой и правдой служили Британской империи на флоте и в армии. Исключением стал лишь отец нашего героя, Джон, – из-за слабого здоровья ему пришлось довольствоваться столь неромантичным занятием, как управление пивоварней. Роберт Фалкон Скотт родился 6 июня 1868 года и был третьим ребенком из шестерых и первым сыном в семье. До поры до времени и флот, и учеба казались мальчику чем-то далеким и малореальным: до девяти лет он не покидал родного дома в Сток-Дэмэреле (предместье Девонпорта) и чувствовал себя довольно вольготно. Здесь же он получил начальное образование, после чего подростка отправили в хэмпширскую школу. В 13 лет Роберт сдал экзамены и ступил на борт старого парусника «HMS Britannia», – к тому времени этот линейный парусный корабль уже больше десяти лет был переоборудован в военно-морское училище. Скотт провел на его борту два года, после чего отправился служить в Южную Африку, а оттуда – в Вест-Индию. Там, в Карибском море, и состоялась встреча, которая в судьбе Скотта оказалась решающей. Первого марта 1887 года катер под управлением мичмана Р.Ф. Скотта обошел всех в регате, проходившей в одном из заливов острова Сент-Китс. Чтобы осмотреть победившее судно, на борт поднялся Клемент Маркэм, секретарь Королевского географического общества. Человек выдающийся, он многое успел повидать: принимал участие в поисках пропавшей арктической экспедиции Джона Франклина, служил географом в Управлении по делам Индии, вместе с абиссинскими силами сэра Роберта Нейпира побывал в самом центре англо-эфиопской войны 1867-68 годов... Но первейшим и важнейшим своим заданием сэр Маркэм считал возрождение интереса к полярным исследованиям. Добиться этого было не так просто. Предыдущие британские экспедиции в Антарктиду состоялись в начале сороковых. Сэр Джеймс Росс возглавлял группу исследователей, которые на кораблях «Эребус» и «Террор» совершили немало открытий. Однако продолжения не последовало. Отчасти причиной этому был крах упомянутой выше экспедиции Джона Франклина 1845-47 годов – оба судна пропали, и как именно погибли члены их экипажей, ни одна из тридцати девяти спасательных команд выяснить так и не смогла. Как следствие, в обществе крайне негативно относились к идее продолжения полярных исследований.

То, что в 1876 году Джордж Нэрс так и не смог достичь Северного полюса, только осложнило ситуацию. Однако Клемент Маркэм был среди тех немногих, кто понимал, что останавливаться на этом пути нельзя. Поэтому он внимательно присматривался к молодым амбициозным морским офицерам, которые для такой задачи могли понадобиться. Ум, выучка и энергия сделали восемнадцатилетнего Скотта одним из кандидатов. Однако в 1887 году речи об этой экспедиции еще не было, и юный Скотт ступенька за ступенькой поднимался по карьерной лестнице: через год сдал в Гринвиче экзамены на звание младшего лейтенанта, затем был повышен до лейтенанта... – в целом жизнь его текла размеренно и предсказуемо. Единственная загадка связана с 1889-90 годами, когда в течение восьми месяцев имя Скотта ни разу не было упомянуто в документах Королевского флота. Одни биографы грешат на связь Скотта с замужней дочерью американского посла, что якобы пытались скрыть высшие чины, другие полагают, что в действительности виной всему недоразумение, – в любом случае никакого объяснения этому факту на сегодняшний день не найдено. Но что бы ни произошло в те месяцы, серьезных последствий это событие для жизни Скотта не имело, – в отличие от того, что случилось несколькими годами позже. В 1894 году Джон Скотт решил рискнуть: продал пивоварню и вложил деньги в некоторую финансовую операцию. В результате он разорился, и пришлось наняться управляющим на фамильную – увы, теперь чужую – пивоварню... и лишь финансовая поддержка старшего сына позволяла семье держаться на плаву. Теперь каждый пенни был на счету, и когда в 1896 году Роберт снова повстречался с Клементом Маркэмом, известие о готовящейся экспедиции он воспринял как знак судьбы. Со стороны Маркэма это были уже планы «на перспективу»: ситуация изменилась. В 1893-96 годах норвежская экспедиция во главе с Фритьофом Нансеном опровергла бытовавшие представления о том, что всякое полярное путешествие оборачивается трагедией и большими жертвами. Впервые в XIX веке в таком мероприятии не погиб ни один из его участников. Люди Нансена сделали немало важнейших открытий и на пути к Северному полюсу продвинулись до 86°13’06” северной широты. В Британии это было воспринято как настоящий вызов. Маркэм призывал соотечественников не терять позиций. В 1898 году он выпустил памфлет «Исследование Антарктики. Призыв к организации национальной экспедиции», – и объявил о сборе средств. Совет Королевского географического общества внес в фонд будущих исследований 5 000 фунтов, однако другие организации не спешили раскошеливаться. За год Маркэм собрал порядка 14 000 фунтов – сумму очень значительную, однако явно недостаточную...

Полную версию материала читайте в журнале Личности №50/2012

Другие номера издания «Личности»

№ 52/2012
№ 51/2012
№ 49/2012
№ 48/2012
№ 47/2012
№ 46/2012