Личности 51/2012

Александра Маленко

ГЮСТАВ ДОРЕ: БАЛОВЕНЬ СУДЬБЫ

Ему все давалось словно играючи. Им нельзя не восхититься: чудо-ребенок, выросший в зрелого мастера, натура впечатлительная и ранимая, но не поддавшаяся искушениям и до конца следовавшая своему призванию. Как художник Доре установил бесспорный мировой рекорд: более восьмидесяти тысяч рисунков (не считая набросков), сотни гравюр и ксилографий, десятки живописных полотен и скульптурных работ. Причем значительную часть произведений он создал в возрасте, когда иные только постигают азы!

В Страсбурге зимой 1832 года, сразу после рождественских праздников, 6 января, в семье Доре, что проживала в доме №5 по улице Нюэ-Бле, недалеко от городского собора, родился мальчик. Три дня спустя в регистрационной книге мэрии города служащий сделал запись: «Новорожденный Поль-Гюстав-Луи-Кристоф, сын Жана-Филиппа и Александрины Доре, урожденной Плюшар». О чем думали родители, склонившись над колыбелькой? О том же, о чем и все матери и отцы во все времена. Прежде всего – чтобы сын был здоров, а там уж как Богу будет угодно.

В старом доме с большими окнами и высокой мансардной крышей, где располагалась квартира Доре, условия для ребенка были вполне подходящие. Семья не бедствовала. Отец, выпускник политехнической школы, инженер-путеец, получал достойное жалование, у матери, дочери богатого буржуа, тоже был некоторый капитал. Конечно, в доме была прислуга, но воспитанием детей мать занималась сама. И отец, хоть работа его требовала частых разъездов, всегда находил время для сынишки.

Одним из любимых развлечений маленького Гюстава было наблюдать из окна за происходящим на улице. Ах, сколько же там было всего интересного! Впечатлительный малыш на каждом шагу находил «следы» рыцарей, драконов, королей и принцесс из отцовских книг. Доре-старший был заядлым книгочеем, и Гюстав, подражая отцу, тоже частенько усаживался у камина с книгой. Он рано выучился читать, но больше, чем буквы, его интересовали картинки.

Когда маленький Доре впервые взял в руки карандаш, никто не запомнил – в конце концов, все дети рисуют… Но уже к четырем годам его рисунки были далеко не детской мазней. Родители отнеслись к его дару более чем сдержанно. У мужчины должна быть серьезная профессия, рассуждал отец. Чтобы отвлечь сына от «бесполезного занятия», он купил ему скрипку. Гюстав без особого труда овладел инструментом и в исполнительском мастерстве достиг немалых успехов, виртуозно играл до конца жизни. Но музыка ничуть не ослабила его увлечение изобразительным искусством. В конце концов, отец решил, что большого вреда от рисования не будет, а со временем его отпрыск и сам разберется, что в жизни важнее.

В 1840 году Жан-Филипп Доре был назначен управляющим мостами и дорогами в департамент Эн, и семья переехала в Бург-ан-Бресс. Здесь мальчик поступил в лицей. Лучший ученик, он скоро он стал и местной знаменитостью: о том, что парнишка превосходно рисует, знал весь город. Едва ли не каждое утро в лицее начиналось с того, что ребята просили своего товарища показать «новую картинку». Рождественским утром 1842 года десятилетний Гюстав обнаружил у камина толстый альбом. Через пару недель в нем почти не осталось чистых листов – с каждой страницы смотрели герои «Божественной комедии» Данте. Доре-старший был поражен...

В 1847 году юного Доре определили в лицей Карла Великого – одно из лучших учебных заведений Франции, и он переехал в Париж вместе с матерью. Учеба давалась ему на удивление легко, а все свободное время он, как и прежде, посвящал рисованию. Он имел все основания гордиться своими успехами. Как раз в год его поступления в престижный лицей издательство Обера опубликовало альбом его литографий «Подвиги Геркулеса». В предисловии говорилось: «“Подвиги Геркулеса” задуманы, выполнены и литографированы художником пятнадцати лет, который научился рисовать без учителя и классических штудий. Мы решили сообщить об этом не только с целью вызвать особый интерес публики к работам юного мастера, но также отметить начало пути г-на Доре, который, мы верим в это, достигнет удивительных высот в искусстве».

Вскоре рисование стало для юноши серьезной и хорошо оплачиваемой работой. В один прекрасный день отпечатанный альбом лег на стол издателя и главного редактора парижского журнала «Journal pour rire» («Веселое чтиво») Шарля Филиппона, и он пригласил 15-летнего художника на работу, положив ему оклад 5000 франков в год. В обязанности Доре входило рисовать серии бытовых карикатур, своеобразные комиксы. Оригинальная манера, точность линий, искрометность юмора «малыша Гюстава», как прозвали его старшие коллеги, быстро полюбились читателям. А через год, в 1848-м, художник стал по-настоящему знаменит – на парижском Салоне были выставлены серии рисунков «Новый Велизарий», «Союз – сила» и «Сцены из жизни пьяниц», выполненные пером. Доре был самым молодым экспонентом Салона и, как отмечали критики, одним из самых талантливых.

Отец по-прежнему не поощрял художественные искания Гюстава, но не мог не отметить, что сын преуспел. Успокаивало и то, что мальчик не рвался прочь из дома, жил в парижской квартире с матерью, вел себя вполне примерно. Возможно, когда-нибудь он станет уважаемым человеком, размышлял отец, даже известным… Все так и произошло, но Жан-Филипп Доре этого уже не увидел: в 1849 году его не стало. Семнадцатилетний Гюстав остался единственной опорой матери. К счастью, опорой вполне надежной – и в моральном, и в материальном плане.

Жизнь шла своим чередом, читатели, как и положено, смеялись и обижались, издатель был доволен, коллеги относились с уважением. А Доре сомневался в себе, постоянно и бесконечно...

Полную версию материала читайте в журнале Личности №51/2012

Другие номера издания «Личности»

№ 45/2012
№ 52/2012
№ 50/2012
№ 49/2012
№ 48/2012
№ 47/2012