Личности 55/2013

Елена Бутакова

РОБЕРТ ШУМАН: ВДОХНОВЕННЫЙ ФАНТАЗЕР

По разнообразию жанров, к которым он обращался, количеству произведений и силе их художественного воплощения немногие из композиторов могут сравниться с Робертом Шуманом. Его иногда называют «музыкальным фантазером», проводившим жизнь в мечтах за роялем, – но никогда фантазия не заслоняла от него предназначения художника – «проливать свет в глубины человеческого сердца»

Роберт Шуман родился в провинциальном саксонском городке Цвиккау 8 июня 1810 года и стал младшим ребенком в семье Фридриха Августа и Иоганны Шуман. Отец Роберта был совладельцем книгоиздательской фирмы «Братья Шуман», которая прославилась выпуском серии биографий знаменитых личностей и первыми карманными изданиями классических произведений. Иоганна, приходившаяся внучатой племянницей поэту Лессингу, и Август, сам мечтавший в молодости стать литератором и даже написавший роман, поощряли творческие задатки в своих детях. Особенно их радовал младший, Роберт, – заводила всех игр, режиссер домашних спектаклей, отводивший в них главную роль для себя.

В отличие от многих композиторов, Роберт Шуман не был исключительно музыкальным вундеркиндом: музыкальные способности в нем были развиты в равной степени с литературными. Наряду с игрой на фортепиано, которой он начал заниматься с семи лет у местного органиста Куншта, и сочинением музыки (преимущественно это были импровизации), он увлекался декламацией и написанием стихов. В родительском доме была внушительная библиотека, и Роберт поглощал книги одну за другой. Значительное влияние на него оказал поэт Жан Поль, перед талантом которого он преклонялся всю жизнь: его произведения во многом сформировали не только Шумана-личность, но и Шумана-музыканта.

В 11 лет Роберт написал музыку с оркестром на 150-й псалом, несколько фортепианных пьес, но еще долгое время не знал, чему отдать предпочтение, – поэзии или музыке. В 1826 году умер Август Шуман, и тем серьезнее для Роберта стал вопрос о выборе профессии. Мать и опекун настаивали на юриспруденции, и, будучи послушным сыном, он записался на юридический факультет университета в Лейпциге, «городе музыки».

Во время учебы Роберт часто писал домой о своем усердном посещении занятий, но был не вполне точен: даже появляясь в стенах альма-матер, он прежде всего спешил на лекции по философии и истории, которые привлекали его куда больше, чем изучение права. Много времени он отдавал чтению (Шекспир, Байрон, Клопшток) и переводам (Гомер, Платон, Тацит), заложившим основы его обширной эрудиции. Однако среди всех увлечений этого пытливого ума постепенно на первый план выступала музыка – импровизации за пианино для Роберта стали «самыми счастливыми часами юности».

Музыкальная жизнь Лейпцига в это время была сосредоточена в салоне четы Карус, знакомых Роберта еще по Цвиккау. В этом своеобразном культурном центре он впервые получил признание своих музыкальных способностей от известных музыкантов – композитора Маршнера и дирижера Видебейна.

В салоне Карусов он встретил и Фридриха Вика, одного из лучших лейпцигских преподавателей фортепианной игры. Вик, в полной мере оценив гений Шумана, согласился давать ему уроки и настаивал, чтобы его ученик отказался от многочасовых импровизаций и сосредоточился на систематическом образовании.

Поначалу убежденный, что музыка – лишь порыв и вдохновение, Шуман со временем понял: чтобы сочинять, необходимо изучить законы гармонии и композиции. В это время он открыл для себя Баха («моя грамматика») и углубился в изучение его произведений, которые считал лучшим руководством по сочинению музыки. В годы, когда Бах только становился по-настоящему известен, Шуман был одним из ярых пропагандистов его творчества. В доме у Вика Роберт познакомился с его девятилетней дочерью Кларой, после развода родителей разлученной с матерью и рано познавшей, что такое одиночество. Ее виртуозная игра на фортепиано изумляла слушателей своей недетской глубиной.

Наблюдая за занятиями Клары (она, конечно, тоже была ученицей Фридриха Вика), Шуман и представить не мог, что через десять лет эта «маленькая интересная девочка с упрямой головой и парой красивых глаз, для которой вишни были всем на свете», станет его женой. В 1829 году Роберт отправился в Гейдельбергский университет, чтобы там продолжить учебу у знаменитых правоведов. Если тогда он еще не считал себя музыкантом, то юристом – еще меньше.

Сделать окончательный выбор в пользу музыки Шумана заставило посещение концерта Паганини во Франкфурте в 1830 году. Пораженный до глубины души, он твердо решил стать пианистом-виртуозом. Но прежде нужно было преодолеть сопротивление матери и опекуна, настаивавших на более «стабильной» профессии. Роберт заручился поддержкой Вика, и с его помощью после долгих уговоров добился согласия Иоганны. Вернувшись в Лейпциг, он возобновил занятия с Виком и настолько погрузился в совершенствование игры на фортепиано, что проводил за инструментом по 6-7 часов в день. Он даже смастерил приспособление для развития беглости пальцев, в котором один палец фиксировался, в то время как остальные упражнялись.

Однако перенапряжение привело к растяжению сухожилий сначала на одном из пальцев правой руки, затем всей кисти, и, наконец, к потере ее гибкости и силы. Карьера пианиста-виртуоза была отныне заказана для Шумана; все, что он мог исполнять, – это короткие несложные произведения. По иронии судьбы, именно благодаря тому, что Шуман-пианист не состоялся, миру явился Шуман-композитор.

Другие номера издания «Личности»

№ 45/2012
№ 64/2013
№ 63/2013
№ 62/2013
№ 61/2013
№ 60/2013