Личности 55/2013

Яна Дубинянская

КРИСТИАН ДИОР: ЦВЕТЫ ЕГО ЖИЗНИ

В июне 1959 года на улицах Москвы появились женщины из другого мира. Высокие и стройные, с осиными талиями, в элегантных костюмах и умопомрачительных платьях чистых и ярких цветов, кокетливых шляпках и тонких перчатках, прозрачных чулках и туфлях на шпильках. На фотографиях, сделанных по заказу журнала «Life» во время этой прогулки, советские женщины в ситцевых платьицах и вязаных кофточках, столкнувшись с пришелицами, смотрят исподлобья и прикусывают губу, а советские мужчины в кургузых пиджаках сворачивают шеи вслед. Афиши спортивного клуба «Крылья Советов» гласили: «Французские моды. Христиан Диор». В течение пяти дней в клубе шли дефиле, избранная публика из партийной элиты заполняла зал, пресса сдержанно критиковала «буржуазную моду», а модницы в СССР запоминали новое имя. Великого кутюрье уже два года не было в живых...

Рыбацкий городок Гранвиль в Нормандии на берегу Ла-Манша к началу ХХ века, когда во Франции распространились железные дороги и мода на морские купания, бурно развивался как приморский курорт. В его новый имидж плохо вписывался семейный бизнес братьев Диоров – завод удобрений, находившийся в пригородной деревушке и при определенном направлении ветра отравлявший воздух нижней части города; для гранвильцев фамилия «Диор» ассоциировалась отнюдь не с изысканными ароматами. Сам Александр-Луи-Морис Диор после женитьбы на красавице Мари-Мадлен-Жюльетте Мартен и рождения двоих сыновей переехал из города, поселившись на фешенебельной вилле «Румбы» – на скалах, у самого моря. Здесь у них родились еще один сын и две дочери.

Мадлен Диор устроила на вилле зимний сад, ставший ее настоящей страстью, которую из всех пятерых детей разделял только средний сын – Кристиан. Мальчик любил цветы, а мама, как считалось в семье, больше всех любила его.

Кристиан Диор родился 21 января 1905 года. Когда ему было шесть лет, семья перебралась в Париж. Бизнес процветал, Диоры контролировали 15% всего французского рынка удобрений, брат Мориса Люсьен сделал неплохую политическую карьеру в правительстве Третьей республики. Мать Кристиана стала хозяйкой столичного дома, который вела на широкую ногу и с изысканным вкусом. Но каждое лето семья по-прежнему проводила в Гранвиле. Главным летним развлечением нормандского курорта был ежегодный летний карнавал.

Первыми работами будущего кутюрье стали карнавальные костюмы: сделанный для сестры наряд морской царевны с корсажем, украшенным морскими раковинами, и юбочкой из соломки произвел такой фурор, что вскоре Кристиан не только одевал для карнавала всю семью, но и принимал заказы со стороны, работая в паре со специально нанятой швеей. Разумеется, первое «ателье» Диора было для мальчика из богатой семьи просто творческим развлечением.

Подходил к концу период политической и экономической стабильности в стране. «Я вспоминаю те годы как время счастья, спокойствия, преизбытка всех благ, когда люди жили ради удовольствия жить, – говорил взрослый Кристиан Диор. – Всеобщая беззаботность проистекала из того, что благополучие и капиталы богатых, как и обеспеченный минимум и сбережения простых людей, считались застрахованными от всякой случайности. Всем виделось в будущем лишь умножение доходов. Чем бы жизнь ни одаряла меня с тех пор, ничто никогда не сравнится со сладким воспоминанием о том времени».

Ему исполнилось девять, когда началась Первая мировая война. Годы войны семья пересидела в Гранвиле. Сюда свозили раненых, мадам Диор, как и прочие светские дамы, работала сестрой милосердия в госпитале. А юный Кристиан уже тогда замечал, что волнует женщин больше всего – даже перед лицом всеобщих бедствий и героизма: «Они были ошарашены, узнав из столичного модного журнала, что парижанки носят короткие юбки и “летные сапожки” с черными голенищами, в шотландскую клетку или золотисто-коричневые, со шнуровкой до колен. Осуждение было единодушным и безоговорочным. Тем не менее, в тот же день каждая поспешила выписать из Парижа такие сапожки и юбки».

К модным сапожкам война для Диоров не свелась. В 1917-м старший сын Раймон, с детства конфликтовавший с отцом, пошел добровольцем на фронт и уцелел чудом: у него на глазах от прямого попадания снаряда погибла вся батарея. К следующему году относится главная мистическая легенда о Кристиане Диоре: будто бы во время карнавала, помогая старой цыганке продавать амулеты на благотворительной ярмарке в пользу фронта, подросток услышал от нее предсказание: «Ты возвысишься благодаря женщинам!»

Этот не слишком достоверный штрих биографии можно было бы считать коммерческой выдумкой куда более позднего происхождения, но остается фактом, что Кристиан Диор действительно всю жизнь был суеверен и советовался с гадалками даже в вопросах бизнеса, не говоря уже о личной жизни и творчестве.

После войны семья вернулась в Париж. Кристиану исполнилось пятнадцать, и для него открылся во всех отношениях новый жизненный этап.

Париж всегда был городом искусства и богемы, а после периода вынужденного военного аскетизма артистическая жизнь забурлила с особой силой: абстрактная живопись, русский балет, новые веяния в театре и музыке. Юный Кристиан Диор кое-как завершал среднее образование (начальное он получил дома), учась на курсах Жерсона для отпрысков богатых семей, а выпускные экзамены сдавал в тоже элитной школе Танненберга. Но большую часть времени пропадал в культовом, как теперь бы сказали, парижском заведении «Бык на крыше», славу которого создали пианист Жан Винер и постоянные посетители – Жан Кокто, Пабло Пикассо, Луи Арагон, Мари Лорансен и другие. В 1923 г. Кристиан Диор получил школьный диплом, и встал вопрос о высшем образовании.

Для себя юноша определился: он собирался учиться на архитектора в Школе искусств – профессия и артистическая, и достаточно практичная. Но не только отец, деловой человек без сантиментов, но и мать, которой Кристиан помогал создавать беседки и ротонды на «Румбах» и обставлять интерьеры парижского дома, решительно воспротивились такому выбору.

Другие номера издания «Личности»

№ 45/2012
№ 64/2013
№ 63/2013
№ 62/2013
№ 61/2013
№ 60/2013