Личности 55/2013

Татьяна Винниченко

ИСААК ЛЕВИТАН: У ОЗЕРА

Левитана называют самым русским из художников, и об это парадоксальное, но точное определение вдребезги разбиваются все теории о национальной имманентности искусства. Завороженные парадоксом, писатели, искусствоведы и критики повторяют один за другим: никто не изображал русскую природу такой прекрасной, как увидел ее Исаак Левитан. Он доказал, что чувство красоты и мастерство художника не имеют национальности. И в то же время жизнь постоянно возвращала его к реальности своего времени, не давая забыть о несмываемом клейме: еврей

Согласно официальной биографии, Исаак Левитан родился в поселке Кибарты (теперь Кибартай на территории Литвы) близ станции Вержболово, Ковенской губернии 18(30) августа 1860 года. Но три года назад были обнаружены данные, в свете которых за датой рождения художника – драматическая семейная история чисто национальной окраски.

В семье Ильи (Эльяшива Лейба) и Берты (Баси) Левитанов было четверо детей: сыновья-погодки Адольф (Авель-Лейб) и Исаак, дочери Тереза (Двойра) и Эмма (Михле). Так вот, в архивных документах указана дата рождения Авеля-Лейба – 9 января 1861. Записи же о рождении Исаака не сохранилось: всем известная дата взята из воинского документа, найденного в архиве Московского училища живописи, ваяния и зодчества. Понятно, что разница в возрасте между родными братьями никак не могла составлять четыре с половиной месяца. На несоответствие обратил внимание непрофессиональный исследователь – экономист Михаил Рогов, однако его версия звучит небезынтересно. По его мнению, Исаак мог быть в семье приемным ребенком, скорее всего племянником, сыном младшего брата Эльяшива: согласно древнему обычаю левирата, чтимому и в XIX веке, в случае смерти одного брата другой брал на себя ответственность за его семью.

Впрочем, в начале ХХ века в официальном искусствоведении считалось, что Исаак Левитан родился в 1861-м и был младшим сыном в семье: Адольф, которого в училище называли Левитаном-старшим, поступил туда на два года раньше. Возможно, именно эта дата верна, а вот в воинском документе год из каких-то соображений подправили. Этот вопрос был для евреев в Российской империи особенно болезненным: старший сын рисковал оказаться забритым в рекруты.

Так или иначе, остается фактом, что Адольф Левитан, переживший брата на 33 года, до конца своих дней отказывался делиться с кем-либо воспоминаниями о нем. Не сохранилось и рассказов самого Исаака о его детстве. Особенность скрытного характера – или семейная тайна действительно имела место? Потому о раннем периоде жизни художника известно немного. Обедневшая, но интеллигентная еврейская семья. Отец, Илья Левитан, происходил из семьи раввина, но выбрал светскую профессию: самостоятельно изучил французский и немецкий языки и преподавал их, а затем работал переводчиком на железной дороге. Он сам дал детям домашнее образование, а в 1870 году переехал с семьей из глухого литовского поселка в Москву: по мнению большинства биографов, именно для того чтобы расширить сферу жизненных возможностей для своих детей.

Вопреки распространенной матрице жизненного пути практически любого художника, в семье Левитанов, отнюдь не состоятельной и далекой от искусства, по-видимому, не строили планов относительно более практичной специальности для сыновей. И Адольф, и Исаак поступили в Московское училище живописи, ваяния и зодчества. Успехи в учебе делали оба, но известной личностью в училище стал Левитан-младший.

Преподавательский состав Училища живописи, ваяния и зодчества был в то время очень силен: Перов, Саврасов, Сорокин, Прянишников, чуть позже Поленов. Со второго курса Левитан учился в натурном классе Василия Перова, а затем на ученика, делавшего заметные успехи в пейзажной живописи, обратил внимание Алексей Саврасов, чьи хрестоматийные «Грачи прилетели» на тот момент были принципиально новым словом в живописи, – и взял к себе в пейзажный класс. «Мастерская Саврасова была окружена особой таинственностью, там священнодействовали, там уже писали картины, о чем шла глухая молва среди непосвященных», – писал Михаил Нестеров.

Воспоминания о соученике оставили также тогдашние студенты училища Константин Коровин, Александр Головнин, Василий Бакшеев. И во всех звучит общий лейтмотив: студент Исаак Левитан был очень ярок и талантлив. И очень беден. Так и не найдя для себя ниши в Москве, семья Левитанов неудержимо скатывалась в нищету. В 1875 году внезапно умерла мать. Отец зарабатывал частными уроками иностранных языков, но на большую семью с двумя сыновьями-студентами этого хватало с трудом, его здоровье было подорвано.

Меньше чем через два года после смерти жены Илья Левитан скончался в эпидемию тифа (тяжелую болезнь перенес тогда же и сам Исаак). Сестра Тереза вышла замуж и родила ребенка, ее муж, мелкий коммерсант, разорился, и они тоже бедствовали; из семейного дома Исаак ушел. Среди студентов ходили легенды, пересказывал Нестеров, будто, не имея крыши над головой, Левитан ночевал на верхних этажах дома Юшкова, где располагалось художественное училище: этот старинный особняк, где в свое время собирались масоны, издавна имел славу дома с привидениями. Кроме того, Исаак был вынужден жестко экономить даже на еде: «Он терпеливо ждал, когда более удачливые товарищи, насытясь у “Моисеича”, расходились по классам; тогда и Левитан застенчиво подходил к “Моисеичу”, чтобы попросить доброго старика подождать старый долг (копеек 30) и дать ему вновь пеклеванник с колбасой и стакан молока. В то время это был его обед и ужин».

Другие номера издания «Личности»

№ 45/2012
№ 64/2013
№ 63/2013
№ 62/2013
№ 61/2013
№ 60/2013