Личности 56/2013

Татьяна Винниченко

ИОГАНН ВОЛЬФГАНГ ГЕТЕ: ЧЕЛОВЕК

«Vous etes un homme!», – сказал ему Наполеон, который не разбрасывался этим гордым званием. Иоганн Вольфганг Гете занимался в жизни самыми разными вещами. Алхимией и ботаникой, рисунком и живописью, юриспруденцией и оптикой, минералогией и сравнительной анатомией, театром и музеями, теориями цвета и эволюции, горнорудным делом и прокладкой дорог… Он был министром и масоном, близким другом правителя государства и личным недругом множества деятелей культуры, возлюбленным прекрасных дам и мужем простой женщины из низов. С «главным делом» своей жизни Гете определился лишь к ее концу. И в восемьдесят лет все же дописал начатого в двадцать с небольшим «Фауста»

Младенец, появившийся на свет перед полуднем 28 августа 1749 года в вольном германском городе Франкфурте-на-Майне, не дышал; к счастью, его удалось вернуть к жизни. Иоганн Вольфганг стал первенцем в семье имперского советника Иоганна Каспара Гете и его супруги Катарины Элизабет, в девичестве Текстор, дочери городского судьи. Через год у них родилась дочь Корнелия, четверо же последующих детей не выжили.

Катарина Элизабет родила первого ребенка совсем юной. В зрелом возрасте Гете почти не общался с матерью; с тем большей ностальгией вспоминала она времена, когда нянчилась с будущим гением и рассказывала ему сказки. Прерванную вечером на самом интересном месте историю мальчик в течение следующего дня додумывал сам. «Свои мысли он поверял бабушке, а та передавала мне, – признавалась мать, – и я применяла продолжение рассказа к его мыслям».

Иоганну Вольфангу было семь, когда в Европе началась Семилетняя война, и десять, когда Франкфурт заняли французские войска. Более двух лет в доме родителей Гете квартировал комендант города, французский королевский лейтенант граф Торан, и обстановка в семье в то время царила напряженная. Домашнее обучение детей было прервано, и возобновилось оно только после окончания войны. Мальчика учили немецкому, французскому, греческому, итальянскому языкам и латыни, а древнееврейский он, согласно преданию, изъявил желание изучать сам, для чего брал уроки у ректора местной гимназии; точные науки давались ему хуже. Кроме того, подросток Гете обучился рисованию, игре на фортепиано, фехтованию, верховой езде и танцам.

Четырнадцатилетним Иоганн Вольфганг отбился от родительских рук и попал в плохую компанию. Начиналось романтично: самовольные отлучки из дому, веселые товарищи, первая любовь – юная Гретхен из шляпной мастерской. Деньги на «загулы» юный Гете зарабатывал собственным пером, незадорого сочиняя стихи к свадьбам или похоронам: такой бизнес в те времена процветал. Его товарищи промышляли не столь невинно, и в конце концов вся компания оказалась в суде по делу о подделке векселей. Взрослый Гете вспоминал, что особенно болезненными стали для него показания Гретхен: оказывается, она относилась к нему как к ребенку. Впрочем, видеться с первой любовью, как и с друзьями, отец непутевому сыну категорически запретил.

Встал ребром вопрос о дальнейшей судьбе юноши, и права голоса в этом вопросе провинившийся уже не имел. Несмотря на явную склонность сына к гуманитарным наукам и желание поступить в Геттинген, отец отправил его учиться юриспруденции в Лейпцигский университет.

«Что сказать вам о нашем Гёте? – писал другу один из однокашников гения, не подозревая о том, что его отзыв будет иметь историческую ценность. – (…) Наш зазнайка к тому же еще и щеголь; но на всех его роскошных нарядах лежит печать столь нелепого вкуса, что он всегда выделяется среди всех студентов (…) Вдобавок он еще так дурацки жестикулирует, что на него невозможно смотреть без смеха. А уж походка вовсе ни на что не похожа. Однако, сколько бы мы ни твердили, что он ведет себя преглупо, он и внимания не обращает на наши слова».

Логика, метафизика и юриспруденция казались юному провинциалу Гете лженауками (он еще пройдется по ним в «Фаусте»), и пребывание в университетском городе скоро стало для него сплошным поиском иных удовольствий. «Вообразите себе птичку, которая радуется, прыгая на зеленой ветке. Я похож на нее, – писал друзьям уже сам Гете. – Общество, концерты, комедии, гости, ужины, прогулки. Стараюсь поспеть всюду, куда возможно в нынешнем сезоне. Ха, это все очаровательно, но и очаровательно разорительно».

Иоганн Вольфганг начал брать уроки у художника Адама Фридриха Эзера, преподавателя Академии художеств: живопись увлекала его не в пример больше, чем право. А став постоянным посетителем трактира некого Шенкопфа, влюбился в его дочь Анну-Катарину, которой посвящал лирические стихи в стиле рококо. Ей был посвящен первый сборник гетевской поэзии «Аннетта», хотя в жизни девушку называли проще – Кетхен.

Мальчик из хорошей семьи честно собирался жениться на дочке трактирщика, но внутренне испытывал по этому поводу разлад, что видно из его писем к лучшему другу той поры, учителю Беришу. Неоднозначная ситуация разрешилась как бы сама собой: однажды у девятнадцатилетнего Гете хлынула горлом кровь, и больного увезли домой, во Франкфурт.

Эту болезнь он потом назовет переломным моментом всей жизни. Четкого диагноза Иоганну Вольфгангу так и не поставили, но в течение нескольких недель вопрос стоял о жизни и смерти. Гете вспоминал, что болезнь отступила, когда врач дал ему выпить раствор какой-то соли, алхимического «универсального лекарства»; выздоравливая, юноша сам увлекся алхимией и организовал у себя лабораторию, где выращивал кристаллы и ставил химические опыты с налетом мистики.

Молодой Гете проболел около двух лет. За это время значительно осложнились его отношения с отцом, человеком крайне деспотичным. В 1770 по настоянию родителя Иоганн Вольфганг отправился завершать образование в другой университетский город – Страсбург...

Другие номера издания «Личности»

№ 45/2012
№ 64/2013
№ 63/2013
№ 62/2013
№ 61/2013
№ 60/2013