Личности 56/2013

Михаил Дубинянский

ФРИДРИХ ВЕЛИКИЙ: ПРУССКИЙ ДУХ

Легендарного прусского короля Фридриха II в народе называли просто «Старым Фрицем». Никто не подозревал, что в XX веке имя «Фриц» станет нарицательным. Казалось, Фридрих Великий соединил в себе все стереотипы, так или иначе связанные с Германией и немцами: от милитаризма и железного порядка до высокой культуры. Король музицировал. Король философствовал. И все это – в промежутках между военными действиями и сочинением рациональных законов... Стоит ли удивляться, что именно при Фридрихе дотоле незначительная Пруссия стала лидером среди германских государств?

Наш герой появился на свет 24 января 1712 года в Берлинском королевском дворце. Правда, тогдашний Берлин ничуть не напоминал нынешнюю величественную столицу. А маленькая и бедная Пруссия не слишком выделялась среди множества немецких королевств, герцогств и княжеств.

Пожалуй, главной прусской достопримечательностью был король Фридрих-Вильгельм I, отец Фридриха. Малообразованный, вспыльчивый и деспотичный, монарх лично охаживал палкой нерадивых простолюдинов и провинившихся придворных. Мечтая о превращении Пруссии в мощную военную державу, он насаждал в стране казарменные порядки и тратил на армию до 80% государственного бюджета.

Из своего сына Фридрих-Вильгельм пожелал вырастить образцового вояку. «Принцу следует внушить, что он будет не более как презренный человек, если не сумеет стать храбрым солдатом», – такая задача была поставлена перед воспитателями будущего монарха.

С пяти лет мальчика обучали маршировке и ружейным приемам, в четырнадцать произвели в капитаны, а в пятнадцать – в майоры. Король лично составил для сына распорядок дня: в строго определенное время чтение молитв, физические упражнения, прием пищи, учение. При этом отец старался оградить Фридриха «от излишней образованности». Узнав, что принц изучает бесполезную с его точки зрения латынь, Фридрих-Вильгельм пришел в ярость, ворвался прямо на урок, избил учителя, а затем принялся за сына, в ужасе спрятавшегося под стол.

Но несмотря на отцовские старания, наследник рос совсем не таким, как хотелось бы Фридриху-Вильгельму. В Берлине проживало много французских иммигрантов, и юный Фридрих заразился чужеземной культурой. Он жадно поглощал французские книги, сочинял стихи, увлекался изящными искусствами, играл на флейте. Наследнику доставляли удовольствие интеллектуальные беседы, а вот охоту Фридрих считал варварской забавой. Юноша прекрасно танцевал, элегантно одевался и уделял много внимания своим длинным вьющимся волосам. Все это приводило венценосного родителя в бешенство. «Женоподобное существо без каких-либо мужских склонностей!» – негодовал Фридрих-Вильгельм.

В свою очередь подросшего принца начала тяготить казарменная атмосфера. Когда Фридриху исполнилось шестнадцать, отец и сын посетили соседнюю Саксонию с официальным визитом. Заграничные порядки очаровали прусского наследника. Столько придворных праздников, остроумных бесед, блистательных дам и кавалеров! А дома единственным культурным развлечением были «табачные коллегии»: собравшись во дворце, министры и офицеры Фридриха-Вильгельма дымили трубками и обсуждали скучную прусскую политику.

Непонимание между суровым королем и его отпрыском нарастало. Матери Фридрих жаловался: «Я в отчаянии. Король совершенно забыл, что я его сын, и обращается со мной, как с человеком самого низкого звания. Когда я сегодня вошел в его комнату, он бросился на меня и бил меня палкой, пока сам не выбился из сил. Чувство личного достоинства не позволяет мне далее выносить такое обхождение. Я доведен до крайности и поэтому решился так или иначе положить этому конец».

Летом 1730 года принц попытался бежать за границу вместе со своим близким другом лейтенантом Гансом-Германом фон Катте. Увы, побег был подготовлен неумело, и молодых людей схватили. Разъяренный Фридрих-Вильгельм приказал судить сына как дезертира и государственного изменника. Поговаривали, что лишь заступничество других европейских монархов спасло принца от смертной казни – дело ограничилось заточением в крепость Кюстрин. Двадцатишестилетнему фон Катте повезло меньше: он был обезглавлен на глазах у Фридриха.

Репрессированный наследник провел в темнице шесть недель, будучи лишен книг, мебели и свечей. Затем режим смягчился, и заключение превратилось в ссылку. Пребывание в Кюстрине изменило Фридриха – он много размышлял о своей судьбе, о государственной дисциплине, о монарших обязанностях. Если уж на него от рождения возложена эта тяжкая ноша, пусть будет так! Юноша принял прусский порядок как должное, слал отцу покаянные письма и в 1732 году был прощен.

Усмиренный принц больше не восставал против родительской воли. По желанию короля он женился на брауншвейгской принцессе Елизавете-Кристине, хотя не испытывал к ней никаких чувств. «Я буду галантен и позволю женить себя, а потом пускай madam делает, что хочет, я же со своей стороны также сохраню за собой свободу действий», – писал Фридрих.

Приняв командование пехотным полком, наследник престола добросовестно исполнял служебные обязанности. В середине 1730-х Пруссия участвовала в войне за польское наследство между Францией и Австрией. Тогда Фридрих под началом знаменитого австрийского полководца Евгения Савойского получил свой первый боевой опыт. Война, увиденная «вживую», неожиданно пленила молодого принца. Стремительные атаки, пушечные залпы, штабные споры о тактике и стратегии – все это показалось ему не менее увлекательным, чем музыка или литература. На поле боя наследник держался молодцом и заслужил похвалу командующего.

Грубому Фридриху-Вильгельму не удалось превратить сына в свою точную копию, и все-таки утонченный Фридрих не смог полностью избежать отцовского влияния...

Другие номера издания «Личности»

№ 45/2012
№ 64/2013
№ 63/2013
№ 62/2013
№ 61/2013
№ 60/2013