Личности 57/2013

Марина Ливанова

РИЧАРД ГИР: ГОЛЛИВУД – ТИБЕТ

В свои шестьдесят с лишним лет голливудский интеллектуал, философ и буддист Ричард Гир иронично усмехается, когда его именуют секс-символом, – но именовать все-таки не перестают. Более того, в его случае к расхожему звездному титулу не полагается хронологической отсылки к прошлому, к каким-нибудь восьмидесятым-девяностым, – хотя, казалось бы... «Я очень везучий, – говорит он. – Многие уже давно пошли на дно, а я все еще держусь на плаву. Иногда мне даже начинает казаться, что я продал душу и забыл об этом»

Ричард Тиффани Гир родился 31 августа 1949 года в Филадельфии, но детство провел в маленьком городке Северные Сиракузы штата Нью-Йорк, где на ту пору проживало пять тысяч человек и имелся единственный кинотеатр со звучным названием «Голливуд». Родители будущей звезды, Гомер Джордж Гир и Дорис Анна Тиффани, оба происходили из семей американских первопоселенцев-пилигримов (англичан и ирландцев) с галеона «Мэйфлауэр», что для Америки почти аристократия. Отец работал страховым агентом, мать была домохозяйкой, а детей в семье родилось пятеро: три девочки и два мальчика. Ричард был вторым ребенком и старшим сыном.

Под настроение актер любит рассказывать журналистам, как в юности сбежал из дому с бродячим цирком, поскольку его артистические склонности не встречали понимания в прозаической американской семье. А будучи более серьезен, рисует совершенно иную картину: «Мы все были музыкантами, дома у нас царила удивительная атмосфера». Ричард играл на фортепиано, гитаре и трубе, участвовал в школьных спектаклях в диапазоне ролей от Санта-Клауса до президента Соединенных Штатов. Родителями все это поощрялось, и одна из сестер Ричарда впоследствии тоже стала актрисой.

Развивали мальчика всесторонне. «Я вспоминаю уроки бальных танцев, которые посещал в младшей школе, – рассказывал Гир в одном из интервью. – Я был высоким парнем, но девочки были еще выше... И вот мы кружились по комнате, и я ощущал себя просто ужасно... Помню, что наш учитель, мистер Граунау, участвовал в соревнованиях, ездил в Нью-Йорк и Атлантик Сити. Это было удивительно для маленького городка, в котором я рос: некто получает выход в большой мир…»

А еще Ричард был спортивным мальчиком, занимался гимнастикой и делал незаурядные успехи. Именно по линии спорта юный Гир получил стипендию, которая позволила ему в 1967 году поступить в Массачусетский университет, на философский факультет. Проучился он там только два года, параллельно играя в студенческом театре, а затем дерзко шагнул «в большой мир».

Ему было двадцать лет, и классическая философия перестала отвечать на его жизненные вопросы. Бросив университет, Ричард Гир, трубач молодой рок-группы, и вправду «сбежал с бродячим цирком», к ужасу родителей обосновавшись в коммуне рок-музыкантов штата Вермонт. Начались попытки прорваться наверх, и нет ничего удивительного в том, что этой группе, одной из великого множества, так и не повезло. А беспорядочная жизнь в коммуне характеру молодого Ричарда не очень-то соответствовала: как вспоминает актер, он был тогда застенчивым юношей, у него даже своей девушки не было.

В начале семидесятых, после одного сезона в провинциальной театральной труппе в Сиэтле и в театре на Кейп-коде (где он, в частности, сыграл в культовой пьесе Тома Стоппарда «Розенкранц и Гильденстерн мертвы»), Ричард Гир оказался в Нью-Йорке. Музыкальный, пластичный, он отправился штурмовать главную столичную сцену – Бродвей.

То был пик популярности бродвейских мюзиклов. «Бриолин», повествующий о молодежи «золотых пятидесятых», с актером Бэрри Бостуиком в главной роли (в экранизации 1978-го – звездный дебют Джона Траволты), имел неизменный успех, и постановку купили англичане. Среди множества претендентов на лондонский контракт предпочтение отдали Ричарду Гиру. В 1973-м молодой актер отправился за океан.

В Лондоне Гир имел оглушительный успех. Ему даже предложили ангажемент в Шекспировском королевском театре, куда американцам с их небританским произношением путь, как правило, был заказан. Однако ни заманчивое предложение, ни велосипедные прогулки по Лондону, которые Гир вспоминает с ностальгией, не удержали его в Европе. Отыграв сезон, Ричард вернулся в Нью-Йорк.

«Однажды меня утвердили на роль в маленьком независимом фильме, – рассказывает Ричард Гир о начале своего пути в кино. – Для меня это много значило, я ведь был театральным актером, а в этой сфере работа то есть, то ее нет, себя я еще мог кое-как содержать, но не более того. И вот я пришел на последнюю репетицию перед началом съемок, меня встретил режиссер, и он смотрел как-то странно – себе под ноги. Наконец, продолжая смотреть в пол, выдавил из себя: «Извините, но мы вынуждены с вами проститься. Вы можете идти». Было это зимой, холодно, как добрался до своей квартирки, я не помню. Лег прямо в пальто и ботинках в постель, накрылся с головой одеялом и, по-моему, оставался в таком положении пару дней. Но ничего, как видите, выжил…»

Фильмография Ричарда Гира ведет отсчет с 1973 года, когда он снялся в эпизодах в телефильме «Челси Джи Эйч О» и в телесериале «Коджак», известных сейчас только узким специалистам. В следующем году Гиру повезло больше: он получил одну из четырех главных ролей в малобюджетной картине «Лорды из Флэтбуша» о жизни бруклинской уличной банды. Однако актер серьезно повздорил на съемочной площадке с партнером, тоже дебютантом, дело дошло до драки, и режиссер заменил драчуна Гира на другого актера, Перри Кинга. Второй драчун в картине остался (и это была его первая роль со словами), а звали его Сильвестр Сталлоне...

Другие номера издания «Личности»

№ 45/2012
№ 64/2013
№ 63/2013
№ 62/2013
№ 61/2013
№ 60/2013