Личности 57/2013

Андрей Костюченко

ИВАН КУЛИБИН: ИМЯ НАРИЦАТЕЛЬНОЕ

Бывает, возьмется кто-то мастерить какую-нибудь штуковину – практически без инструментов, почти по наитию, а потом все вокруг ахают, восхищаются и восклицают: «Ну, ты и Кулибин!» Но спроси их: «А кто такой Кулибин?» – внятного ответа можно и не дождаться

«Кулибин, – пишет один из знававших его лично, – был небольшого роста и довольно худощав; лицо его, оттененное белоснежной бородой, и в преклонной старости было чрезвычайно благолепно; голос у него был тихий, речь кроткая, но внушительная, походка медленная и величавая. К его наружности чрезвычайно как шла и его одежда: фиолетовое бархатное полукафтанье, черные бархатные же шаровары, опущенные в сапоги, и сверху нечто в роде чуйки... В отношении нравственном – он был чрезвычайно набожен, человеколюбив и смирен сердцем; а оттого, не смотря на твердость и стойкость характера, в высшей степени обходителен и любезен со всеми, без различия звания и возраста».

Но этот отзыв относится уже к закату жизни изобретателя, а в годы более молодые Кулибин был веселым, общительным, словоохотливым, ценил юмор, да и сам не прочь был пошутить. Любил званые вечера, часто бывал на балах и ужинах, но никогда не пил, не курил и не играл в карты, чем отличался от большинства своих современников. Сочинял стихи в принятом тогда высокопарном стиле, хотя писал не слишком грамотно: до конца жизни затруднялся в употреблении буквы «ять» и знаков препинания.

Завсегдатаи светских салонов посмеивались над его старообрядческой внешностью – одни, делая вид, что принимают его за попа, подходили под благословение, томно закатывая глаза и вздыхая о своих грехах, другие просили одолжить кафтан для маскарада. Иван Петрович лишь добродушно отшучивался; впрочем, иной реакции он позволить себе просто не мог.

Согласно преданию, граф Владимир Орлов, принимавший в нем большое участие, настойчиво предлагал Кулибину облечься в немецкое платье и сбрить бороду. Дескать, все дело в этом: прими надлежащий вид – и станешь дворянином. Изобретатель менять бороду на дворянство не пожелал.

Женат Иван Петрович был трижды. Первый раз – в Нижнем Новгороде, в двадцать четыре года. От этого брака было у него пятеро детей: сын и четыре дочери. Второй раз Кулибин женился пятидесяти лет, в Петербурге. От этой жены имел троих сыновей и дочь. После возвращения на родину овдовел вторично, и несколько лет спустя, уже семидесятилетним, женился опять и обзавелся еще тремя дочерьми. Итого – двенадцать детей от трех браков. Всем сыновьям он дал образование, и трое из них (а также трое внуков) имели прямое отношение к «горному делу», иначе говоря, геологии. Со временем многие отпрыски изобретателя осели в Сибири. «Инженерная профессия стала в семье Кулибиных как бы родовым призванием, – писал биограф Кулибина Н.И. Кочин. – Впрочем, надо сказать, что встречались среди них и профессора, и администраторы. Интересно отметить, что со страниц журналов “Вестник золотопромышленности” и “Горный журнал”, издававшихся вплоть до революции, не сходят имена Кулибиных, авторов статей по горному делу».

10 апреля 1735-го в селенье Подновье Нижегородского уезда в семье небогатого торговца Петра Кулибина родился сын Иван. В свой срок отвели его к дьячку, который обучил мальчика грамоте по псалтырю и часослову. На том «систематическое» образование Вани и закончилось. Его отец грамотных уважал, но определять в школу собственных отпрысков не стремился. «Цифирная школа» готовила чиновников, бурса – православных священнослужителей. Семья же Кулибиных была старообрядческой и принадлежала к купеческому сословию. Поэтому отец решил, что сын пойдет по его стопам и будет торговать мукой. Однако наследник за прилавком откровенно скучал, и пока никто не видел, при помощи карманного ножика мастерил из дерева разные штучки – игрушки, флюгера, шестеренки... А однажды изготовил даже маленькую мукомольную мельницу. Не удержался – показал отцу, но тот (нет, чтобы похвалить сына за трудолюбие и сообразительность!) сломал поделку и выбранил «бездельника».

Но не в характере Кулибина-младшего было сдаться и отступить. Он втайне мечтал создать нечто не просто людям полезное, но и доселе невиданное, «а между тем имел охоту смотреть колоколенные часы и другия подобныя тому штуки, и как пришел в возраст до 17-ти лет, увидел в соседстве... деревянные часы с большими дубовыми колесами, у котораго по дружеству оные выпросил к ceбе в дом и начал с тех делать ходовой ярус...» – вспоминал позднее начало своего пути изобретатель.

В то время быть обладателем часов с кукушкой или с лающей собачкой представлялось нижегородским обывателям весьма заманчивым. Кулибин загорелся сделать точно такие же. Все детальки он скрупулезно вырезал из дерева, на что ушла уйма времени. Получилось очень красиво и вполне похоже, но... часы почему-то не шли. Иван догадался, что все намного сложнее, чем казалось, и без специальных инструментов ему не обойтись. Но денег на них не было.

И тут на помощь ему пришел случай: городская ратуша послала Кулибина-младшего, как человека ответственного, в Москву поверенным по одному судебному делу. По всему городу высматривал он вывески, заглядывал чуть ли не в каждую часовую мастерскую. Наконец, ему повезло: у часовщика Лобкова Иван увидел знакомый автомат! Он вошел в мастерскую, похвалил ходики и поведал о своих затруднениях...

Полную версию материала читайте в журнале Личности №57/2013

Другие номера издания «Личности»

№ 64/2013
№ 63/2013
№ 62/2013
№ 61/2013
№ 60/2013
№ 59/2013