Личности 59/2013

Мальвина Воронова

ЖИЗНЬ И БЕССМЕРТИЕ ИВАНА ГРИГОРОВИЧА-БАРСКОГО

Братья Григоровичи-Барские – Василий и Иван – были двумя ветвями общего родового древа и двумя крыльями единого духа. И когда один из них закончил свое служение, другой его начал, подхватив пульс одной на двоих судьбы

Василий Григорович-Барский выразил себя в познании и слове, Иван – в камне. Первый, «сотворив странствование» и описав его, обессмертил себя во времени. Второй вписал свое имя в историю родной земли, возведя храмы и тем сделавшись современником каждому новому поколению своих земляков. Белоснежные церкви Барского парили над Киевом, словно ангелы. Его творчеству свойственна буддистская созерцательность, украинская живописность и христианская задумчивость. Ему самому – устремленность ввысь, к Создателю.

Если Василию, чтобы расправить крылья души, необходим был весь шар земной, то для Ивана целой планетой был киевский Подол, где он родился, учился, венчался, служил, крестил детей, провожал в последний путь близких и упокоился сам. Здесь родились его первые замыслы и осуществились последние, и отлучался из Киева зодчий нечасто и ненадолго. Он был истинным горожанином и гражданином своего города.

Василий и Иван были соответственно третьим и шестым сыновьями своих родителей. Младшему сравнялось десять, когда его старший брат отправился в путешествие длиной почти в четверть века. А когда паломник вернулся под отчий кров, Ивану уже исполнилось тридцать четыре года. Они переписывались, но, в сущности, знали друг друга мало, уж слишком разными были их жизни. Василий очень изменился за годы странствий – согласно преданию, даже родная мать, целый час проговорив с возвратившимся сыном, не узнала его. Однако нет сомнения, что братья были одной породы и одного духовно-религиозного корня.

Биография Григоровича-младшего, такая богатая творческими свершениями, чрезвычайно скупа на подробности личного характера. Даже точный день его рождения не установлен; известно только, что появился он на свет в 1713 году. Идя по стопам Василия, Иван в 1724-м поступил в Киево-Могилянскую академию, где проучился до начала 1730-х, но, как и брат, не помышлял о церковной карьере. Академия в ту пору, кроме прекрасного научно-философского и духовного образования, факультативно давала основы военной и гражданской архитектуры, механики и гидравлики; студентов обучали рисованию, живописи и черчению.

Можно предположить, что, оставаясь в родительском доме (а прожил он в отцовской усадьбе напротив церкви Богородицы Пирогощи всю жизнь), будущий архитектор не вполне принадлежал себе. Помогая отцу в его купеческих делах, он, конечно, много трудился ради благосостояния семьи. Впрочем, судя по дошедшим до наших дней сведениям, Иван, унаследовавший от предков деловую жилку, был намного рациональнее и предприимчивее старшего, Василия. Со временем он построил «каменные палаты» для своей семьи (одноэтажное здание с хозяйственными подвалами), упрочил и отцовское дело, и социальное положение рода, добившись признания его благородного происхождения от воина Григоровича, в 1195 году отмеченного шляхетским гербом «Любеч» за победу над пруссами.

Об этом свидетельствовала выданная в 1784 году по запросу Киевского дворянского собрания выписка из старинных «Киевских городских книг». Три года спустя род Барских был внесен в Киевскую родословную книгу под фамилией Григоровичей-Барских (двойные фамилии в то время дозволялось носить только дворянам или особам духовного звания).

В 1744 году Иван женился. Имя его спутницы нам неизвестно, но жили супруги, судя по всему, в полном согласии, и произвели на свет пятнадцать отпрысков.

Однако соперница у любимой жены все же была: вскоре после свадьбы Григорович-Барский, оставив семью, уехал учиться инженерно-строительному делу. К сожалению, место его учебы биографические источники не указывают. Исследователи предполагают, что учителями начинающего архитектора были знаменитые зодчие Иоганн Шедель и Андрей Квасов.

Возможно, еще когда Иван присутствовал на освящении Большой колокольни Киево-Печерской лавры и восхищался этим величественным творением Шеделя, он осознал свое истинное призвание.

Вернувшись спустя четыре года на родину, Иван Григорович-Барский начал одновременно служебную и архитектурную карьеры. Впрочем, четкой границы в данном случае провести нельзя. Будучи советником главного архитектора города, по долгу службы он отвечал не только за красоту городских построек, но и за безопасность города: следил за границами усадеб, обязан был принимать меры для предотвращения пожаров. И рождение его архитектурного «первенца» тоже было связано с должностными обязанностями.

В XVII веке на главной, ратушной площади Подола был установлен фонтан, в который поступала вода из источников горы Киселевка. А в 1748-1749 годах Григорович-Барский разработал и построил городской водопровод. Это была сложная инновационная система гидротехнических сооружений, посредством которых вода из источников попадала в распределительные колодцы.

Ратушный фонтан «Фелициал» с круглым водосборным бассейном выполнял предохранительную функцию для всей водопроводной системы. Над ним был возведен павильон с арками, украшенными двойными колоннами; полусферический купол венчала фигура апостола Андрея с крестом. Кувшин, из которого вытекала вода, держал ангел...

Другие номера издания «Личности»

№ 45/2012
№ 64/2013
№ 63/2013
№ 62/2013
№ 61/2013
№ 60/2013