Личности 59/2013

Михаил Дубинянский

МАРТИН ЛЮТЕР: РЕФОРМАТОР БОЖИЕЙ МИЛОСТЬЮ

«На том стою и не могу иначе. Да поможет мне Бог!» – заявил немецкий проповедник Мартин Лютер, начав непримиримую борьбу с папой римским. Трудно представить более мощную идеологическую машину, чем католическая церковь того времени; больше тысячи лет она безраздельно господствовала в Европе. Конечно, смельчаки, бросавшие вызов системе, были и до Лютера. Но обычно такие попытки заканчивались плачевно. Мартин Лютер не погиб на костре – он стал отцом Реформации и основателем протестантизма. И создал не только новую христианскую церковь, но и новую европейскую цивилизацию

Будущий реформатор появился на свет 10 ноября 1483 года в саксонском городе Эйслебене. Его родители, бывшие крестьяне Ганс и Маргарита Лютеры, перебрались туда из деревни в поисках лучшей жизни. А вскоре после рождения Мартина семья переехала в горный городок Мансфельд, расположенный в одноименном крае, известном своими рудными промыслами.

Отец мальчика усердно трудился на рудниках, и в конце концов выбился в люди, став почтенным бюргером и хозяином шести литейных мастерских. Но успех был достигнут нескоро, и все детство Мартина Лютера прошло в бедности и лишениях. Кроме того, его юные годы омрачала родительская, мягко говоря, строгость. Однажды мать до крови избила сына плеткой из-за украденного ореха. В другой раз отец так жестоко наказал Мартина, что тот убежал из дома и потом долго дичился собственного родителя. Лютер с грустью вспоминал: «Родители мои держали меня сурово, отчего я и сделался робким. Побуждения их были прекрасны, но они не умели различать особенностей характера, с которыми всегда должны быть соразмеряемы и наказания».

В школе мальчика тоже секли за малейшую провинность и без всякой жалости, хотя учился он старательно и прилежно. Оценив способности сына, Ганс Лютер мечтал дать ему юридическое образование. И когда Мартину минуло восемнадцать, он поступил в Эрфуртский университет.

Наука давалось пытливому юноше легко. Молодой Лютер запоем читал сочинения античных авторов и средневековых схоластов. Профессора сулили ему блестящее будущее. В 1505-м Мартин получил ученую степень магистра. Однако в том же году он решил покинуть университет и уйти в монастырь.

Что толкнуло Лютера на этот неожиданный шаг? Изучая труды философов, он много размышлял о человеке, о Боге, о смерти, о спасении души... А затем случилась история, предопределившая его уход из мирской жизни. Рассказывают, что новоиспеченный магистр возвращался в Эрфурт после каникул и был застигнут в дороге страшной грозой. При очередном ударе молнии Мартин в ужасе упал на землю и крикнул, обращаясь к покровительнице своего отца: «Святая Анна, спаси меня! Я стану монахом».

Университетские товарищи пытались переубедить Лютера, но молодой человек твердо намерен был сдержать обет и принять постриг. По собственному признанию, он собирался «взять приступом царство небесное». В августинском монастыре Эрфурта давно не видели такого ревностного послушника и монаха. Мартин смирял греховные помыслы голодом, холодом и неусыпным бдением, истово молился и штудировал Священное Писание. «Если когда-нибудь монах достигал спасения монашеством, то и я должен был достигнуть его», – скажет он позднее.

Усердие молодого монаха оценили, и в 1507 году Лютер получил сан священника. А еще через год церковное начальство рекомендовало его курфюрсту Саксонии Фридриху Мудрому, и Мартин был приглашен преподавать в основанный курфюрстом Виттенбергский университет.

В Виттенберге Лютер не только читал лекции, но и регулярно проповедовал в приходской церкви. Через несколько лет он получил степень доктора богословия с правом толкования Библии.

По церковным делам Лютеру пришлось совершить поездку в Рим. В столицу католического мира он вступил с благоговейным чувством. Мартин обошел все римские святыни и молился во всех церквях.

Но не заметить алчности и развращенности духовенства, откровенного пренебрежения христианскими ценностями он не мог: вблизи папского престола было куда больше греха, чем в провинциальной Германии. Это неприятно поразило Лютера и поколебало его веру в непогрешимость папы.

Впрочем, сомнения одолевали Мартина и раньше. Ища спасения, дотошный священник не довольствовался предложенными ответами, а старался самостоятельно дойти до истины. «И днем, и ночью меня смущал внутренний голос: кто знает, угодны ли подвиги твои Господу?» – напишет Лютер. 

Способен ли человек преодолеть свою греховную природу? Можно ли исповедать все грехи, если зачастую мы грешим неосознанно? Можно ли совершить что-то настолько благое, чтобы заслужить спасение? Богоугодны ли добрые дела, совершаемые с оглядкой на будущее воздаяние? Возможно, такая меркантильная праведность достойна порицания? Эти мучительные вопросы не давали Мартину покоя.

Ответ явился, когда доктор богословия перечитывал послания апостола Павла. Лютера озарило: «Я понял, что божественную праведность мы получаем последствием самой веры в Господа и благодаря ей».

Спасение даруется людям безвозмездно – через веру в искупительную жертву Иисуса Христа! Без внутренней веры спастись нельзя. Ни посредничество церкви, ни собственные поступки спасению не способствуют. И добрые дела христианин должен совершать не ради вечной жизни, а бескорыстно и по велению сердца.

Придя к этой мысли, Мартин почувствовал, что родился заново. Но выводы окрыленного священника ра-зошлись с католическим вероучением. Лютер считал, что человек не может сделать ничего, что приближало бы его к спасению. А церковь утверждала, что приблизить свое спасение можно – и не только благими делами, но и звонкой монетой.

Другие номера издания «Личности»

№ 45/2012
№ 64/2013
№ 63/2013
№ 62/2013
№ 61/2013
№ 60/2013