Личности 60/2013

Елена Бутакова

ИОГАНН ШТРАУС: ПОД ЗВУКИ НЕСТАРЕЮЩЕГО ВАЛЬСА

Почти весь XIX век увеселения Европы проходили под звуки упоительного вальса. Казалось, превзойти двух корифеев, создавших венский вальс, – Иоганна Штрауса и Йозефа Ланнера, невозможно. Однако в середине века им пришлось потесниться, чтобы освободить место на музыкальном Олимпе еще одному Штраусу. Пример Иоганна Штрауса-сына – лишнее подтверждение того, что природа не всегда отдыхает на детях выдающихся людей. Его талант и слава намного превзошли отцовские, и именно он удостоился звания «короля вальса»

25 октября 1825 года в Сент-Ульрихе, тогда еще пригороде Вены, в семье композитора, скрипача и дирижера Иоганна Штрауса родился первенец. Как и отца, его назвали Иоганном; во избежание путаницы биографы называют их Штраус-отец и Штраус-сын. Всего у Иоганна Штрауса и Анны Штрейм было пятеро детей: две дочери и три сына. Все они были музыкально одарены, но ни для кого из мальчиков отец не желал судьбы музыканта. Шани, как в семье ласково прозвали Иоганна-младшего, была уготована участь счетовода, среднему, Йозефу (по-домашнему – Пепи), – военная карьера. Услышав однажды упражнения Шани на скрипке, отец отнял у него инструмент и задал хорошую трепку, чтобы навсегда отбить охоту к занятиям музыкой. Однако заручившись поддержкой матери, которая и сама хорошо играла (на гитаре), маленький Иоганн продолжил свои занятия на новой купленной ею скрипке, правда, теперь уже втайне от отца. Единственная уступка, на которую пошел Иоганн Штраус-старший, – дал согласие на обучение сыновей игре на фортепиано, чтобы завершить их светское образование.

Хотя отец был для Шани кумиром, их отношения складывались непросто. Иоганн-старший большую часть времени проводил в длительных, многомесячных гастролях, возложив все заботы о доме и воспитании детей на жену. Родители отдалялись друг от друга, и в конце концов глава семьи ушел к модистке Эмилии Трампбуш, с которой он также прижил нескольких детей. Обеспечивать обеих жен и всех детей Штраус-отец не мог или не желал, и предоставил первой семье искать выход из материальных затруднений самостоятельно.

Ответственность за благополучие родных взял на себя Иоганн, который свое будущее ни с чем другим, кроме как с музыкой, не связывал. Все попытки отца сделать из него коммерсанта с треском провалились: его исключили из Высшего коммерческого училища, уроки у счетовода (оказавшегося отчаянным меломаном) превращались в музыкальные диспуты. А после разрыва родителей Иоганн стал уже открыто брать уроки у лучших музыкантов Вены – Кельмана (репетитора балета венского оперного театра), Гофмана (преподавателя композиции в консерватории) и, прежде всего, Йозефа Дрехслера, церковного капельмейстера и в прошлом автора зингшпилей. Однажды Дрехслер пришел в ужас, войдя в церковь, где он был регентом, и услышав исполнение на органе Штраусом-младшим головокружительного вальса.

Именно Дрехслер помог Иоганну, задумавшему собрать оркестр и исполнять собственные сочинения. На письмо сына с объяснением своего намерения Штраус-отец вообще не счел нужным отвечать: Иоганн был несовершеннолетним, и уже потому не имел права называться капельмейстером. Однако, благодаря духовной кантате, сочиненной им по настоянию Дрехслера и исполненной в одном из венских храмов, лицензию он все-таки получил.

Иоганн-старший рвал и метал, узнав, что в Вене теперь два композитора с фамилией Штраус. Сравнений и соперничества, которых он опасался, теперь было не избежать. Отец не побрезговал даже шантажом, угрожая владельцам ресторанов и танцевальных площадок отказаться выступать у них, если они пустят к себе Штрауса-младшего. Но процесс проверки на конкурентоспособность был уже запущен: дебют Иоганна состоялся в популярном казино Доммейера в предместье Вены Хитцинге – как раз напротив Шенбрунн-парка, где выступал оркестр Штрауса-старшего.

В программу своего первого концерта 15 октября 1844 года Иоганн включил как собственные вальсы, так и увертюры и фрагменты из опер других композиторов. Зная, что его отец нанимал людей, которые должны были освистать его, он готовился к худшему, и ошеломляющий успех стал для него полной неожиданностью. Вальс «Эпиграмма» вызвал такой бурный восторг, что автора вызывали на бис 19 раз! А прозвучавший под занавес самый известный вальс Штрауса-отца, «Лорелея», окончательно растопил сердца венцев. На следующий день все газеты приветствовали появление нового гения венского вальса заголовками: «Доброй ночи, Ланнер, доброго вечера, Штраус-отец, доброго утра, Штраус-сын!»

Взяв за основу форму венского вальса, который сложился в творчестве отца и Ланнера (т.е. цепочку из пяти частей со вступлением и заключением), Иоганн наполнил ее другим содержанием, выразительным и свежим. Да и репертуар оркестра Иоганна разительно отличался от отцовского: в то время как у того самым популярным жанром было попурри (смесь номеров из известных опер, песен), его капелла исполняла симфоническую и камерную музыку, произведения Моцарта, увертюры Россини и Вебера.

Музыкальное противостояние двух Штраусов было вовсе не по душе старшему из них, и он предложил сыну перейти в свой оркестр в качестве помощника. Однако Иоганн, уже вкусивший финансовой и творческой независимости, не собирался отказываться от нее.

Через год после дебюта его успех был признан на официальном уровне – Штрауса-сына назначили капельмейстером военного оркестра 2-го полка гражданской милиции (оркестром первого полка уже долгие годы руководил Штраус-отец). Рано или поздно их соперничество должно было чем-то завершиться, и оно завершилось – пусть достаточно условным, но примирением…

Другие номера издания «Личности»

№ 45/2012
№ 64/2013
№ 63/2013
№ 62/2013
№ 61/2013
№ 59/2013