Личности 61/2013

Алексей Краевский

ХО ШИ МИН: ВЬЕТНАМСКАЯ МЕЧТА

В декабре 1923-го в журнале «Огонек» было опубликовано интервью с молодым вьетнамцем, прибывшим в Москву по приглашению Коминтерна. Гостя интервьюировал известный поэт Осип Мандельштам:

«Нюэн Ай Как – единственный аннамит в Москве, представитель древней малайской расы. Он почти мальчик, худой и гибкий, в вязанной шерстяной телогрейке. Говорит по-французски, на языке угнетателей, но французские слова звучат тускло и матово, как приглушенный колокол родной речи».

Пройдут годы, и Мандельштам сгинет в лагере. А его собеседник станет известен всему миру как Хо Ши Мин – коммунистический вождь, лидер национальной революции и отец независимого Вьетнама

Будущий вьетнамский лидер родился 19 мая 1890 года в деревне Хоангчу в центральной части страны. Правда, Вьетнама как такового в ту пору не существовало. Имелось три отдельных владения в составе французского Индокитая – Тонкин, Кохинхина и Аннам, где появился на свет наш герой. Местных жителей европейцы называли «аннамитами».

При рождении мальчик получил имя Нгуен Шинь Кунг. Его отец Нгуен Шинь Шак был самым образованным человеком в деревне и знатоком конфуцианства. Позднее он стал чиновником в столичном городе Хюэ. Просвещенный родитель уделял особое внимание учебе своих детей. Когда Нгуен Шинь Кунг пошел в школу, ему по давней конфуцианской традиции дали новое имя – Нгуен Тат Тхань, то есть «Нгуен-триумфатор». Затем юноша продолжил образование в престижном Национальном колледже, основанном французами.

К тому времени Индокитай уже более 40 лет находился под властью Франции – довольно, чтобы колонизаторы освоились на чужбине, но недостаточно, чтобы мыслящие вьетнамцы смирились с чужими порядками. Витавшие в воздухе вольнолюбивые идеи захватили и юного Нгуена.

Во время учебы юноша присоединился к патриотической кампании «За обновление образа жизни и нравов народа», а будучи исключен из колледжа за участие в антиколониальной демонстрации, стал работать учителем в частной школе. Нгуен верил, что знакомство с передовой европейской культурой поможет сделать Аннам свободным. Молодой человек читал все французские книги, какие удавалось достать, но столкнулся с информационной блокадой.

Позднее в интервью советскому «Огоньку» он скажет: «Мальчиком, лет тринадцати, я впервые услышал французские слова: свобода, равенство и братство – ведь для нас всякий белый – это француз. И мне захотелось познакомиться с французской цивилизацией, прощупать, что скрывается за этими словами. Но в туземных школах французы воспитывают попугаев. От нас прячут книги и газеты, запрещают не только новых писателей, но даже Руссо и Монтескье. Что было делать? Я решил уехать».

Летом 1911-го Нгуен Тат Тхань нанялся помощником кока на французский пароход. Трудясь на камбузе, он предвкушал встречу с Европой. Через полгода судно бросило якорь в Марселе, но при ближайшем рассмотрении цивилизованный Запад оказался не таким уж идеальным. Увидев портовые трущобы, Нгуен спросил у французского напарника по камбузу: «Почему вы не обеспечили и не просветили своих соотечественников, прежде чем учить нас?»

Впоследствии пытливому аннамиту довелось многое повидать. Он работал на пароходах, курсировавших между Европой и Америкой. Некоторое время жил в Нью-Йорке, обитал в Гарлеме, трудился по найму в Бруклине. Затем перебрался в Англию, осел в Лондоне, был истопником и мусорщиком, позже устроился на кухню фешенебельного отеля «Карлтон». Работать пришлось под началом знаменитого шеф-повара Огюста Эскофье, непревзойденного мастера французской кухни, «короля поваров и повара королей». Однако Нгуена интересовали не кулинарные изыски – все свободное время он посвящал самообразованию, жадно глотая книги и газеты.

За годы странствий Нгуен Тат Тхань стосковался по соотечественникам и в разгар Первой мировой войны переехал в Париж, где проживало много вьетнамских эмигрантов. Молодой человек устроился ретушером в фотоателье и активно включился в политическую деятельность. Много общался с прогрессивными вьетнамцами и французами, вступил в Социалистическую партию Франции, посещал митинги и собрания, публиковался в левых изданиях. Тогда же он взял себе псевдоним Нгуен Ай Куок – «Нгуен-патриот».

Пока наш герой ретушировал фотографии и занимался политикой, кровопролитная война подошла к концу. В 1919 году в Париже открылась мирная конференция. Державы-победительницы перекраивали планету заново, и Нгуен Ай Куок надеялся, что на послевоенной карте мира найдется место для нового Вьетнама. Он передал организаторам конференции собственноручно составленный меморандум – «Тетрадь пожеланий аннамского народа».

Пожелания были довольно скромными. О независимости Нгуен даже не заикался: он лишь выступал за политические реформы в Индокитае и требовал допустить вьетнамского представителя в парламент Франции. Но и этого оказалось достаточно, чтобы французские власти сочли петицию подрывным документом, а ее составителя – вредным смутьяном. Разумеется, никто на Парижской конференции не стал рассматривать аннамитские требования.

Потерпев неудачу, патриот Вьетнама окончательно разочаровался в буржуазной цивилизации. Но вскоре Нгуен найдет новый ориентир. На глаза ему попалась напечатанная в газете «Юманите» статья «Первоначальный набросок тезисов по национальному и колониальному вопросам». Автор статьи писал о праве наций на самоопределение и подчеркивал, что революционные силы в метрополии должны всячески содействовать антиколониальной борьбе. Этим автором был большевистский вождь Владимир Ульянов-Ленин.

Тезисы Ильича чрезвычайно понравились Нгуену. Он был готов подписаться под каждым ленинским словом. И в декабре 1920-го вступил в только что созданную Французскую компартию. Впоследствии его биографы будут утверждать, что он был одним из ее создателей.

Другие номера издания «Личности»

№ 45/2012
№ 64/2013
№ 63/2013
№ 62/2013
№ 60/2013
№ 59/2013