Личности 61/2013

Марина Ливанова

ПОКАХОНТАС: ЛИЦО НОВОГО СВЕТА

Покахонтас, конечно, выдумали.

И, конечно, задолго до студии Диснея. Еще тогда, в начале семнадцатого века.

Ее выдумал авантюрист Джон Смит, на склоне лет выживавший на гонорары со своих якобы документальных книг. Выдумал табачный плантатор Джон Ролф, чей бизнес напрямую зависел как от отношений с местным населением, так и от поддержки метрополии. И, наконец, выдумала колониальная держава, нуждавшаяся в обаятельном образе суровой и негостеприимной земли, осваивать которую мало кто стремился.

Но самое интересное, что она ведь была на самом деле – индейская принцесса Покахонтас, с которой начался Великий американский миф

Новый Свет преподнес в дар своей королеве один из самых блестящих вельмож елизаветинской эпохи – сэр Уолтер Рэли. В 1584 году он высадился на американском берегу в заливе Памлико (территория нынешней Северной Каролины) и назвал новую колонию – весь необозримый берег – Вирджинией, в честь Елизаветы І, королевы-девственницы. До тех пор единственной могучей колониальной державой мира была Испания, но во второй половине 1580-х елизаветинские корсары, тот же Рэли и Фрэнсис Дрейк, составили испанцам заметную конкуренцию на море, а также и на чужой заокеанской земле, где не были хозяевами ни те ни другие.

Летопись колонизации Америки – сплошная история преодоления. Первая экспедиция (под командованием Ричарда Гренвиля) основала колонию на острове Роанок; через два года корабль Фрэнсиса Дрейка подобрал остатки голодающих колонистов, с трудом выживших в неблагоприятном климате и во враждебном туземном окружении. Затяжные засухи не позволили им наладить сельское хозяйство, ураган разрушил постройки, припасы быстро закончились, англичан косили неизвестные болезни и то и дело атаковали индейцы.

Еще более драматичной стала судьба второй экспедиции. В 1587 году, оставив на острове 117 человек, командир колонистов Джон Уайт отплыл в Англию, намереваясь вернуться через полгода с продовольствием и боеприпасами. Но началась война на море с Испанией, увенчавшаяся разгромом Непобедимой армады, наложились прочие непредвиденные обстоятельства: Уайт вернулся на Роанок только в 1590-м. И нашел там постройки колонистов практически в целости, но без людей (не считая останков одного человека). Над загадкой «потерянной колонии» историки ломают головы до сих пор.

В американской мифологии суровые пионеры Роанока – безусловные герои, но по большому счету они были здесь чужаками. В тех местах, по оценкам антропологов, люди появились за десять тысяч лет до нашей эры. На момент высадки англичан берег заселяли индейцы трех этнических групп: ирокезы, сиу и алгонкины. Из-за постоянных конфликтов с местным населением земли будущей Вирджинии уже покинули испанцы – последней каплей стала резня священников основанной там иезуитской миссии. А к концу века более тридцати индейских племен объединились под руководством единого лидера, и не считаться с ними европейцы уже не могли. Вождя звали Вахунсонакок, но это имя было тайным, только для своих, а европейцы именовали его по названию союза племен – Поухатан.

У него было несколько жен и, конечно, множество детей. Но в истории и легенде осталась одна дочь вождя, чье имя Матоака (Белоснежное Перышко) чужим не называли, а потому сейчас нам более известно ее прозвище: Покахонтас – резвая девчушка, баловница.

Покахонтас родилась в индейском поселении Веравокомоко к северу от реки Памаунки (ныне Йорк-ривер) ориентировочно в 1595 году. Ей было около восьми лет, когда в далекой метрополии, где решались судьбы родной земли индейской принцессы, умерла королева Елизавета І.

После ее смерти британский престол занял король Яков (Джеймс) I, сын главной соперницы Елизаветы Марии Стюарт. Он тоже устремил честолюбивый взгляд в сторону североамериканских колоний, но финансировать откровенную авантюру из казны не пожелал, предоставив это частному капиталу. Были организованы два акционерных общества: «Лондонская Вирджинская компания» и «Плимутская Вирджинская компания». Первая владела лицензией на освоение южных земель колонии, вторая – северных. Главной целью колонистов провозглашалось несение туземцам идеалов христианства, а побочной и неафишируемой, но прописанной в лицензии, – право «искать и добывать всеми способами золото, серебро и медь».

19 декабря 1606 года из устья Темзы вышли три корабля, чьи названия прочно вошли в американский героический канон: «Сьюзан Констант», «Годспит» и «Дискавэри». Экспедицией руководил нанятый Лондонской компанией капитан Кристофер Ньюпорт, в прошлом известный капер*. Состав ее был типичен для дальних плаваний тех времен, когда никто не мог гарантировать участникам ни желанного обогащения, ни славы, зато каждый понимал, что в живых останутся не все. Поплыли «джентльмены» – младшие отпрыски знатных семей, не имевшие прав на наследство, зато в избытке наделенные сословной спесью и чуравшиеся упорного труда. А также «сервенты» – бедняки, искавшие счастья за океаном на контрактной основе: отрабатывать контракт они должны были в течение пяти-семи лет.

Плавание длилось пять месяцев, было нелегким, и многие несостоявшиеся колонисты умерли еще в пути. 26 апреля 1607 года корабли вошли в залив, который позже нанесут на карты как Чесапикский, исказив (но все-таки использовав) туземное название: Чесапик по-алгонкински – «Вода больших моллюсков». Эта дата вошла в историю Вирджинии и США под названием «первая высадка». Ее место поселенцы назвали мысом Кейп-Генри – в честь тогдашнего принца Уэльского. По легенде, с берега корабли англичан первой увидела юная принцесса Покахонтас.

После высадки был вскрыт конверт с инструкциями компании. Руководство колонией поручалось Совету из семи человек. В их число вошел и авантюрист Джон Смит…

* Корсар.

Другие номера издания «Личности»

№ 45/2012
№ 64/2013
№ 63/2013
№ 62/2013
№ 60/2013
№ 59/2013