Личности 62/2013

Елена Бутакова

ЭЛЕОНОРА ДУЗЕ: НЕГАСИМ ОГОНЬ СВЯЩЕННЫЙ

В мемуарах князь Сергей Волконский писал о ней: «Ни одна артистка, из известных людям нашего поколения, не сумела завоевать столько сердец… Помимо изумительного своего таланта Дузе – личность, характер; это – душа, ум. И все – своеобразие, и все – в исключительной степени, и все – редчайшего качества»

В XIX веке по всей территории политически разобщенной Италии, в которой отсутствовали постоянные театры, кочевали труппы бродячих артистов. В отличие от деда Элеоноры Луиджи Дузе, последнего выдающегося актера комедии дель арте, создавшего свою собственную комическую маску Джакометто, его сын Алессандро был посредственным актером, который подвизался в третьесортных труппах. Его жене Анджелике Каппеллетто также пришлось выйти на сцену, чтобы внести свою лепту в скудный семейный бюджет. 3 октября 1858 года в маленькой гостинице в Виджеванто, где актерам пришлось остановиться, появилась на свет их дочь Элеонора Джулия Амалия. Возможно, рождение в дороге в какой-то мере предопределило ее дальнейшую кочевую судьбу, прочертившую извилистую кривую по четырем континентам.

Детство Элеоноры было далеким от благополучия: постоянные переезды из одного захудалого городишка в другой, с убогого постоялого двора на еще худший… С бродячими актерами расплачивались когда едой, когда – ночлегом. Лишенная общения со сверстниками, посещавшая школу от случая к случаю, Элеонора росла довольно замкнутым ребенком. В четыре года эту худенькую большеглазую девочку впервые вывели на сцену в постановке «Отверженных» Гюго. Если бы не горячая привязанность к матери, ее жизнь можно было бы назвать такой же печальной, как и у Козетты, роль которой она играла в этом спектакле.

Существование на грани выживания не могло не сказаться на и без того слабом здоровье Анджелики, и не раз ей приходилось оставаться в больнице, тогда как труппа отправлялась дальше. Дочери пришлось перейти на роли инженю, которые не могла больше исполнять ее мать. Однажды в антракте из телеграммы Элеонора узнала о ее смерти – и доиграла пьесу до конца. Тело Анджелики опустили в общую могилу, поскольку ни на достойные похороны, ни даже на траурную одежду у родственников денег не было.

В 14 лет Дузе впервые сыграла свою легендарную ровесницу Джульетту – в том же городе, где разворачивались трагические события, описанные Шекспиром. Публика в зале восторженно кричала: «Джульетта, настоящая Джульетта!»

Однако это были лишь первые шаги на долгом пути от необразованной, пусть и талантливой девочки до актрисы мирового уровня. И дело было не только в постижении актерского мастерства. Во-первых, в то время эффектная внешность считалась необходимой для сцены, а Элеонора абсолютно не соответствовала этому требованию: не слишком изящная фигура, грубоватые и маловыразительные черты лица... Дузе не строила иллюзий, но смогла досадными недостатками пренебречь: на протяжении всей свой карьеры она и не пыталась как-то приукрасить себя, никогда не гримировалась, не пользовалась эффектными париками и не затягивалась в корсет. Во-вторых, ее талант не был талантом классической актрисы – простая, естественная манера игры отличалась от общепринятой. Директоры многих трупп, в которых она работала, пытались ее принудить играть в привычной для публики манере, но вышло наоборот – это Дузе переменила вкусы зрителей и заставила-таки оценить безыскусственность своего дарования.

В течение пяти лет она переходила из труппы в труппу – Лагунац, Бенинказа, Педзана, Ичилио Брунетти, Этторе Дондини и Адольфо Драго, постепенно обзаводясь и почитателями, и друзьями, среди которых были известный поэт Джузеппе Джакоза и журналистка Матильда Серао. О появлении новой «звезды» заговорили после ее выступления на сцене театра «Фьорентини» в Неаполе, когда Дузе (классическая ситуация!) пришлось заменить заболевшую примадонну Джулию Гритти в спектакле «Фуршамбо». Она выступила в роли Майи, и известный театральный критик Джованни Эмануэль расчувствовался: «Эта женщина… хватает тебя за сердце и, как платочек, сжимает его». В августе 1879 года в том же театре она сыграла одну из главных ролей, Терезы, в пьесе Эмиля Золя «Тереза Ракен», провалившейся в Париже. В этом спектакле блистали две звезды – признанная прима, представительница классической школы Джачинта Педзана и юная бунтарка Дузе, с собственной трактовкой образа, которая на ближайшее десятилетие станет ее «фирменной»: нарастающее смятение героини от сознания недостижимости счастья  и затем – яростный взрыв.

Бурный артистический темперамент Элеоноры не способствовал прочности отношений в личной жизни. В 1879 году она познакомилась с журналистом Мартино Кафиеро – обаятельным, веселым, элегантным, – который настолько выгодно контрастировал с привычным для нее начисто лишенным романтики театральным окружением, что она не устояла... Однако, хотя Мартино и разбудил в Элеоноре женщину, его непостоянный и увлекающийся характер заставлял ее бешено ревновать. Их бурная страсть длилась недолго. Мартино покинул Элеонору беременной. Новорожденная дочка прожила неделю и умерла, а вскоре после этого умер и сам Мартино. Молодая женщина, едва не повредившаяся рассудком от этих потерь, схватилась за работу, как за последнее спасение.

На сезон 1880-1881 годов они с отцом подписали контракт с Чезаре Росси, чья постоянная «Труппа города Турина» считалась лучшим подобным коллективом в Италии. С ней Дузе объездила всю страну…

Другие номера издания «Личности»

№ 45/2012
№ 64/2013
№ 63/2013
№ 61/2013
№ 60/2013
№ 59/2013