Личности 63/2013

Дмитрий Резанов

ИММАНУИЛ КАНТ: РАЗРУШИТЕЛЬ МЫСЛИ

Какую роль может сыграть в истории одна буква! Жители Кенигсберга фамилию нашого героя – Cant - читали и произносили как «Цант».В первой же своей книге основатель критической философии и «завершитель Просвещения» изменил написание своей фамилии на «Kant», став тем Иммануилом Кантом, о котором мы все – в разной степени – знаем. Имя Канта известно и за пределами круга философов. О нем частенько вспоминают, лишь речь зайдет об опасностях слишком серьезного отношения к делу мышления.

Казалось бы, одна буква – не стоящая внимания мелочь. Но именно благодаря вниманию к мелочам Кант произвел революцию в философии, сокрушил здание старого знания и воздвиг на его руинах изящный павильон разума – вполне в духе позднего рококо

Иммануил Кант – этот лукавейший и сумасшедший мистик, предпосылая своей системе лейтмотив о времени и пространстве, был безумным артистом, чудовищным революционером, взрывающим цивилизацию изнутри.

                                                                                                              Александр Блок

 

Сутулый человек с тростью и в треуголке, по выходам на прогулку которого соседи якобы сверяли часы и который превыше всего ставил понятие долга… Жизнь его рисуется как отшельничество чистого разума, а всякий биограф начинает рассказ о нем с извинения, что никаких событий, кроме событий мысли, здесь ожидать не приходится. Когда же за подтверждением этого приговора начинают обращаться к фактам, картина внезапно меняется, и унылый педант из прусской провинции уже не имеет к знаменитому философу никакого отношения.

Кстати, о провинции: кто, собственно, ославил Кенигсберг «провинциальным» городом? После столицы он был вторым городом Пруссии: половина министерств и порт, где завершали и начинали путь корабли всей северной Европы. Возможно, светская жизнь не била здесь ключом, как в Берлине или Лейпциге, но коронацию монархов по традиции проводили именно в Кенигсберге.

Родился будущий философ 22 апреля 1724 года в Кенигсберге, в семье седельного мастера Иоганна Канта и дочери мастерового Анны Рейтер. По преданию, предки философа по отцовской линии происходили из Шотландии, отсюда и странное для немецкой фамилии написание через «С». В любом случае, когда в семье появились дети – Иммануил, его четыре сестры и младший брат, семейство было уже абсолютно германским по языку, вероисповеданию и привычкам. Отец, изготовлявший сбрую для лошадей, был членом гильдии ремесленников и превыше всего ставил честность и ответственность. Несмотря на трудолюбие, его дела шли не слишком успешно: когда Иммануилу исполнилось 9 лет, Канты вынуждены были перебраться в более скромное жилье, фактически на окраину. И все же бедной семья не была, как заметил впоследствии Кант, «родители не оставили мне состояния, но зато и не оставили долгов».

Мать была мальчику ближе, ее он вспоминал с нежностью. В отличие от строгого отца, она старалась привить своему любимцу «Манельхену» любовь к Богу не столько запретами или угрозами посмертного наказания, сколько демонстрацией бесконечной красоты созданного им мира. «Ей удалось открыть мое сердце впечатлениям природы. Она часто водила меня за город и привлекала мое внимание к творениям Божьим».

В 8 лет Иммануил был отдан в коллегию «Фридерицианум», известную в Кенигсберге грамматическую школу. Основу обучения там составляли языки (латынь, греческий, иврит), математика и теология. Канта готовили в пасторы, и лишь слабость голоса помешала ему исполнить волю родителей, желавших видеть сына служителем церкви.

Именно в коллегии будущий философ впервые столкнулся с пиетизмом – мощным религиозно-этическим движением, захватившим Германию в начале XVIII века. Основанная Филиппом Шпенером неформальная «церковь внутри церкви» требовала от своих последователей полного внутреннего перерождения, личного, а не книжного или ритуального общения с Богом. В Кенигсберге лидером пиетизма и по совместительству директором «Фридерицианума» был священник Франц Шульц, который в качестве исповедника посещал дом Кантов и отметил необыкновенные способности Иммануила. Шульц не был обычным теологом, учеба у известного немецкого философа Христиана Вольфа убедила его, что искренняя религиозность может быть прекрасно совмещена с научным, рациональным методом. По такому же принципу (сочетание науки и религии) строилась и программа коллегии. Занятия в школе проходили 6 дней в неделю, с 7 утра до 4 вечера. Большинство учеников жили в самой коллегии, но Канту разрешали ночевать дома.

Главным методом преподавания было непрерывное повторение, так что даже интересные предметы превращались в унылое однообразие. Телесные наказания оставались важнейшим средством педагогики, и хотя Кант, один из лучших учеников, им почти не подвергался, школьная пора запомнилась ему как «мучительное рабство».

Его любимым предметом была латынь. Он не только прекрасно знал древних авторов, особенно Цицерона, Лукреция и Сенеку, но даже называл себя Кантиус. Любовь к латыни сохранилась у Канта навсегда, и многие вычурные термины его трактатов связаны именно с ней.

В 1737 году умерла мать Канта, что не только отозвалось вполне понятной острой болью, но и изменило многие планы. Теология Иммануила больше не интересовала, влекла другая абсолютная наука – философия. В 1740 году Кант становится студентом университета Кенигсберга.

Хотя кенигсбергский университет был далеко не худшим вузом Пруссии, особого блеска от его преподавателей ожидать не приходилось. Положение ученых, не связанных с Академией наук или богатыми покровителями, в век Просвещения было незавидным: они существовали на скудные доходы от чтения лекций, причем в конце жизни их не ожидала пенсия, так что многие работали буквально до последнего вздоха.

От университета в памяти Канта остались два имени: Иоганн Теске и Мартин Кнутцен. Первый читал физику и на его лекциях постоянно проводились опыты с электричеством, привлекавшие всеобщее внимание. Именно под его влиянием Кант выбрал тему своей первой диссертации – «Об огне»...

Другие номера издания «Личности»

№ 45/2012
№ 64/2013
№ 62/2013
№ 61/2013
№ 60/2013
№ 59/2013