Личности 63/2013

Яна Дубинянская

ГРЕЙС КЕЛЛИ: НАСТОЯЩАЯ ПРИНЦЕССА

Внешне их женитьба с трогательной точностью укладывалась в сказочный канон: за прекрасной девушкой приплывает корабль, увозя ее к влюбленному принцу в его волшебную маленькую страну.

Но уже медийный срез свадьбы века, придерживаясь канвы красивой сказки, все же обнажил непреодолимые противоречия – геополитики, ценностей, менталитетов, культур. В Европе откровенно намекали на мезальянс: князь Монако женился на простой американке! И о том же прямым текстом писали в Америке: САМА ГРЕЙС КЕЛЛЛИ вышла замуж за какого-то Ренье из карликового государства, с трудом находимого на карте…

Много ли осталось от сказки в ее реальной жизни, которую эта свадьба разделила ровно пополам?

Миф о детстве Грейс Келли, что нетипично для голливудских кинозвезд, не создавался постфактум, задним числом. Она уже родилась внутри мифа.

Ее отец, Джон Брендан (для всей Америки – Джек) Келли, трехкратный олимпийский чемпион по академической гребле, был не просто спортивной легендой, но и классическим воплощением американской мечты. Потомок ирландских эмигрантов, юноша из многодетной семьи, он сделал себя сам – от простого каменщика до владельца строительной фирмы «Келли. Кирпичные работы» с миллионными оборотами, – а затем пошел в большую политику, баллотировался на пост мэра Филадельфии, был видным деятелем демократической партии округа и дружил с Франклином Рузвельтом.

В карьере Джека Келли был показательный момент, когда его отстранили от участия в британской королевской регате Хэнли-на-Темзе по причине основных занятий физическим трудом: «джентльмены руками не работают». Келли отомстил Британии красиво – после победы на Олимпиаде в Антверпене, обойдя английского чемпиона, послал королю Георгу V свою гребную кепку с запиской: «Привет от каменщика!» Но осадок остался; позже недоброжелатели будут припоминать, что стремление пролезть в высшее общество, замаскированное подчеркнутым презрением к светским условностям, сохранилось у национального героя навсегда.

Пресса окрестила Джека Келли «самым красивым мужчиной Америки». Женился он на Маргарет Кэтрин Майер, немке по происхождению, фотомодели и спортсменке, которая родила ему четверых детей: Маргарет Кэтрин (Пегги), Джона Брендана-младшего (Келла), Грейс Патрицию и Элизабет Энн (Лизанну). Семья жила в Филадельфии, в особняке на престижной Генри-авеню.

Грейс Патриция Келли появилась на свет 12 ноября 1929 года. Девочку назвали в честь сестры ее отца, рано умершей актрисы; с театром были связаны и двое из многочисленных братьев Келли: Уолтер, актер, и Джордж, драматург и сценарист. Но в семье Джека были иные приоритеты – дети воспитывались в спортивном духе, родители сами тренировали всех четверых, сына с детства готовили в олимпийские чемпионы, не пренебрегали и физическим развитием девочек. Грейс, наименее спортивная из всех, тем не менее занималась теннисом, плаванием, прыжками в воду и даже одно время была капитаном школьной команды по хоккею на траве.

Спортивная слава Келли легла в основание мифа знаменитой актрисы. Буквальной иллюстрацией может служить театральная программка к одному из первых спектаклей с ее участием: если фамилии других актеров сопровождались списками сыгранных ими ролей, то против имени Грейс Келли значилось: «Дочь Джона Келли из Филадельфии, Олимпийского золотого медалиста, чемпиона по гребле. А ее брат недавно выиграл первый приз во время прославленной регаты Хэнли в Англии».

О своей семье, служившей образцом для всей Америки, Грейс Келли всегда высказывалась в самом доброжелательном и благодарном тоне. Проговорился сам Джек Келли в журнальном интервью по случаю завоевания его средней дочерью «Оскара»: «Я думал, что старшая, Пегги, выйдет в знаменитости. Ведь в детстве, что бы Грейс ни пыталась делать, Пегги все делала лучше». Прозвучало как минимум двусмысленно.

Позже биографы кинозвезды, начиная со скандально известного Дональда Спото, писали об авторитарном стиле воспитания в семье Келли, о жестком прессинге со стороны как отца, так и матери, и об участи нелюбимого ребенка, выпавшей Грейс, чьи достижения всерьез не принимались, а постоянные сравнения со старшей сестрой неизменно были в пользу последней. И о тотальном родительском контроле, вырваться из-под которого стоило немалых усилий.

С пяти лет Грейс Келли училась в католическом пансионе под названием «Академия Успения Пресвятой Богородицы в Рейвенхилле», а в старших классах ее перевели в школу Сюзи Стивенс в Джермантауне, закрытое учебное заведение для девочек из обеспеченных семей. На сцену она впервые вышла шестилетней, в рождественском спектакле, поставленном сестрами-монахинями в Рейвенхилле, и роль играла серьезную, пускай и без слов, – Девы Марии.

В Академии Грейс занималась хореографией и бальными танцами, а в двенадцать лет поступила в любительскую театральную труппу «Лицедеи старой школы», где играл ее дядя по матери Мидж Майер: таким образом, семейный контроль был обеспечен. Среди первых ролей Грейс были Питер Пэн и Катарина в «Укрощении строптивой». Стать актрисой она, по-видимому, решила уже тогда.

В 1947-м Грейс окончила школу и должна была поступать в колледж, однако в том году внимание всей семьи было приковано к ее брату Келлу, участвовавшему в Хенлейской регате; гонки состоялись в июле, и на момент, когда Келли-младший стал чемпионом и семья вернулась из Англии в Штаты, большинство колледжей страны уже закончили прием. Но в Нью-Йоркской Академии драматического искусства Грейс все-таки согласились прослушать из уважения к ее дяде, лауреату Пулитцеровской премии Джорджу Келли – она читала монолог из его пьесы «Факелоносцы». Ее приняли, а через год перевели на следующий курс, что стало первым ее личным, уже без дядиной протекции, актерским достижением: обучение в Академии было двухгодичным, и отсев составлял примерно половину от первоначального набора…

Другие номера издания «Личности»

№ 45/2012
№ 64/2013
№ 62/2013
№ 61/2013
№ 60/2013
№ 59/2013