Личности 67/2014

Яна Дубинянская

ЕЛЕНА РЕРИХ: ПОРТРЕТ ЖЕНЫ ХУДОЖНИКА

Однажды во время первой русской революции Рерихи ехали за границу – пока еще не навсегда, а просто подальше от неопределенности и беспорядков. Ночью в купе раздался шум – это посыпались со столика игрушки младшего сына. Но Елена Ивановна, спавшая на верхней полке, проснулась в полной уверенности: произошло крушение поезда, дети погибли. И бросилась головой вниз…

Этот эпизод она пересказывала потом как забавный, со смехом. Но мир, где сходили с рельсов поезда, вспыхивали революции, рушились государства и было все время страшно за детей, определенно нуждался в усовершенствовании, гармонии, свете.

Елена Рерих создала новый мир, собственную, лучшую реальность – в которую вслед за ней поверили многие

«31 января (ст. с.) 1879 года в Санкт-Петербурге, в доме на Сергиевской ул., в семье архитектора-академика Ивана Ивановича Шапошникова и его жены Екатерины Васильевны, урожденной Голенищевой-Кутузовой (правнучки фельдмаршала князя Смоленского), родилась дочь, названная Еленой. Появление на свет этой девочки было нежелательно темным силам, и меры были приняты, чтобы пресечь ее рождение…»

Это цитата не из апологетического жизнеописания, каких, впрочем, посвященных Елене Рерих существует немало. Так – скрупулезно, с эпическим зачином и в третьем лице – писала о себе она сама.

С той же эпичной педантичностью Елена Ивановна исследовала историю своего рода. Первый Шапошников, ее прадед по отцу, был бургомистром Риги и, согласно семейному преданию, во время визита Петра І в Прибалтику преподнес царю шапку Мономаха с драгоценными камнями и бобровой опушкой, за что и был пожалован дворянством и новой фамилией. Тогда же по приглашению Петра прадед Шапошников, приняв русское подданство, переехал в Петербург. Своих предков Елена Ивановна перечисляла подробнейшим образом, не забывая ни одного брака, ни одной смерти в юном возрасте или ухода в монастырь. Самой заметной фигурой на разветвленном генеалогическом древе был, конечно, фельдмаршал Михаил Илларионович Кутузов, приходившийся Елене двоюродным прадедом по материнской линии, а в отдаленном родстве с нею состоял композитор Модест Мусоргский.

…Темные силы не справились – несмотря на сильный токсикоз и тяжелую болезнь матери во время беременности, девочка родилась в срок и развивалась даже быстрее обыкновенного: в десять месяцев начала ходить и говорить, к четырем годам научилась читать и писать по-русски, а к шести – также по-немецки и по-французски. В семье архитектора Шапошникова подрастал сын Илларион, позже родилась еще одна дочь, Анна. Оба они умерли в пятилетнем возрасте, и если смерть старшего брата запомнилась четырехлетней Елене как событие, после которого мать начала уделять ей больше внимания, то смерть младшей сестры девочка уже предвидела – в числе своих «Снов и видений»: так называется автобиографический очерк Елены Рерих, главный источник информации о ее детских годах.

 «Предчувствие катастрофы, гибели Земли преследовало ее с самого раннего детства. (…) Сознание это временами настолько сильно овладевало ею, что она испытывала острые приступы тоски и видела сны, подтверждавшие ее предчувствия».

Многочисленные истории о «снах и видениях» маленькой Елены, разумеется, ничем, кроме слов рассказчицы (сомневаться в которых не придет в голову ни одному адепту ее учения), не подтверждены и не поддаются проверке, но тем не менее объективно рисуют ее образ в детстве и юности – тревожной, тонко чувствующей, очень впечатлительной и ранимой. Елена Ивановна сама писала, что сны, предрекавшие смерть ее отца, начала видеть за десять лет (!) до того, как это печальное событие действительно произошло.

Впрочем, среди рассказов о вещих снах юной Елены Шапошниковой есть не только трагические (по ее словам, она предвидела смерти большинства родственников и даже случайных знакомых) или символические с явлением Учителя, но и вполне земные и увлекательные: например, однажды, накануне поездки в Монте-Карло, ей приснились четыре цифры подряд, и Елена с матерью проверили действенность сна в казино. Увы, крупный выигрыш ее мать тут же спустила, опрометчиво решив сыграть в пятый раз. Позже муж Елены Ивановны полушутя (а может, и на полном серьезе) спросит: «Что нам делать с таким количеством купленных [ценных] бумаг? Постарайся увидеть во сне». Однако совету жены немедленно их продать опять-таки не последует, лишив и это предсказание практического эффекта: после начала Балканской войны бумаги обесценились.

Самое же главное событие в ее жизни без предзнаменования обойтись никак не могло. Этот сон, вспоминала Елена Ивановна, она видела трижды. Каждый раз ей являлся образ самого авторитетного для нее человека – покойного отца. И недвусмысленно велел: «Ляля, выходи за Н.К.!»

Елена Ивановна вспоминала, как совсем юной попала с матерью на выставку в Академии художеств и, остановившись перед картиной под названием «Сходятся старцы», заявила: «Вот истинный талант, только жаль, что так аляповато пишет!» Фамилию художника в углу картины она прочла с трудом: какой-то Рерих…

В шестнадцать лет Елена окончила с золотой медалью Мариинскую гимназию. Хотела учиться дальше – на Высших женских курсах, но родители воспротивились: в среде студентов и курсисток бурлили революционные настроения, от которых впечатлительную и деятельную Елену следовало оградить. Девушке позволили продолжать только музыкальное образование (на фортепиано она играла с детства) – сначала с домашними учителями, затем в музыкальной школе И. Боровки при Петербургской консерватории. Когда Елене было девятнадцать, умер ее отец; сохранился некролог с перечнем его заслуг, напечатанный в журнале «Зодчий». После смерти главы семьи мать и дочь переехали поближе к своим родственникам, князьям Путятиным. У них же, в имении Высокое на станции Бологое Новгородской губернии, на берегу озера, Елена с матерью регулярно проводили лето...

Sergiy Shkurenko
11 Сентября 2014
Я обычно не люблю журналы, но неожиданно увидел в библиотеке Ваш журнал Личности №3 на обложке знакомая личность Муслим Магомаев. полистал почитал и нашел Ваш интернет адрес. Главное любой журнал в библиотеке есть и по киоскам времени нет бегать, и дело не в деньгах, а что очень полезую информацию даете обществу. Большое Вам спасибо. Прекрасно когда люди управляют деньгами, а не деньги управляют людьми. Если это общество поймет то это будет идеальное общество, но идеальных людей не бывает, как и одинаковых. Наверное в этом и есть разнообразное богатство в природе всего, что существует.

Другие номера издания «Личности»

№ 45/2012
№ 76/2014
№ 75/2014
№ 74/2014
№ 73/2014
№ 72/2014