Личности 68/2014

Валерия Шелест

ГЕРБЕРТ ФОН КАРАЯН: ЧЕЛОВЕК С ОРКЕСТРОМ

В ноябре 2010 года журнал «BBC Music Magazine», опросив 100 современных дирижеров, составил список из 20-ти самых выдающихся их коллег «всех времен». Четвертое место в нем занял австриец Герберт фон Караян, уступив лишь своему соотечественнику Карлосу Кляйберу, американцу Леонарду Бернстайну и итальянцу Клаудио Аббадо.

Караяна называли «Маэстро мира» и «главным дирижером Европы» – в разное время он возглавлял лучшие европейские коллективы музыкантов; поклонники утверждали, что он способен найти новое прочтение и придать свежее звучание самому «заигранному» произведению. В критиках, конечно, тоже не было недостатка: диапазон их упреков колебался от членства дирижера в НСДАП до астрономических цен билетов на его выступления и личного непомерного снобизма, а однажды молодой Караян умудрился вызвать неудовольствие самого Гитлера

Звучание фамилии маэстро вводит в соблазн «приписать» ему армянские корни. На самом деле же Караян – это усеченный вариант фамилии Караяннис (предки нашего героя были македонскими греками). Его прапрадед Георгий, перебравшись из Македонии в Германию, стал крупным торговцем в городе Хемнице, а в 1792 году курфюрст саксонский Фридрих Август III пожаловал его рыцарским титулом, и перед сокращенной фамилией появилась аристократическая приставка «фон».

Вскоре Караяны переехали в Австрию, где и обосновались окончательно. Через сто с небольшим лет, 5 апреля 1908 года, в Зальцбурге, в семье врача Эрнста фон Караяна и его жены Марты родился сын Герберт. Его старшему брату, Вольфгангу, на тот момент было всего полтора года.

В жизнеописании выдающихся музыкантов, композиторов ли, исполнителей, почти непременно присутствует пассаж, что, мол, будущего гения с пеленок окружала музыка. Не является исключением и Герберт фон Караян – семья была музыкальной: помимо основной службы, Караян-старший играл на кларнете в оркестре Моцартеум, а мать стала брать детей с собой в оперу, когда они были еще совсем маленькими. Вольфганг впоследствии прославился как мастер по изготовлению органов и руководитель ансамбля органистов, а сам Герберт уже в 4 года начал обучаться игре на фортепиано.

Восьми лет мальчик поступил в консерваторию Моцартеум, директором и преподавателем композиции которой в 1917 году стал выдающийся педагог Бернгард Паумгартнер. Несомненный талант маленького Караяна привлек его внимание. Помимо собственно занятий музыкой, Паумгартнер принялся всесторонне развивать своего ученика, привил ему любовь к живописи и скульптуре, знатоком которых был сам. Но самое важное, что сделал для Герберта наставник, – это научил его слышать и по-настоящему понимать Моцарта, открыл для него не только романтизм произведений великого композитора, но и их глубокую драматургию, охватывавшую самый широкий спектр человеческих переживаний. (Впоследствии такое всестороннее понимание музыки Моцарта обусловит уникальность ее интерпретаций Караяном-дирижером.) Нужно заметить, что уже в детстве Караяну предрекали большое будущее как пианисту, с десяти лет он выступал в концертах, исполняя произведения своего выдающегося земляка – как клавирные, так и партии в камерно-инструментальных. Да и в рождении именно в моцартовском Зальцбурге можно при желании усмотреть некую символичность, но в любом случае факт остается фактом: творчество Вольфганга Амадея Моцарта красной нитью прошло через жизнь и творчество Герберта фон Караяна.

Во время учебы Герберта в консерватории в Зальцбурге начались интенсивные работы по восстановлению дома, в котором родился Моцарт, стали традиционными моцартовские фестивали, а несколько позже был создан и международный центр моцартоведения, названный также Моцартеумом, курирующий зальцбургские музеи композитора.

Невзирая на бесспорный исполнительский дар и следуя совету Паумгартнера, Караян принял решение стать дирижером. В марте 1926 года он сдал выпускные экзамены на аттестат зрелости грамматической школы Зальцбурга, в которой получал среднее образование параллельно с учебой в Моцартеуме (название одной из письменных работ звучало как «Термодинамика и двигатели внутреннего сгорания»). А осенью того же года будущий «дирижер Европы» поступил в Высшую Технологическую школу в Вене и в венскую же Академию музыкального искусства, где классы дирижерского мастерства вел Александр Вундерер.

Обучение дирижеров начиналось с лекций по чтению партитур, а они, в свою очередь, – с изучения всех многочисленных оркестровых инструментов: их тембра, регистра, диапазона, роли в оркестре. Конечно, читать партитуры Караян научился еще в Зальцбурге, но теперь перед ним, как перед будущим дирижером, стояли гораздо более сложные задачи – руководство исполнением произведения. К слову, Герберт фон Караян всю жизнь исповедовал принцип, изложенный Гектором Берлиозом, что не голова дирижера должна быть в партитуре, наоборот – партитура в голове. Обучаясь технике управления оркестром, а в некоторых случаях – и солистами или хором, если произведение вокально-симфоническое, будущий дирижер работал только с одним инструментом – фортепиано, все остальное звучание лишь ПРЕДСТАВЛЯЯ. Ведь целый оркестр не может сидеть в ожидании, пока студент осваивает элементарные приемы дирижирования.

Именно во время учебы в Венской академии сформировался индивидуальный стиль Караяна-дирижера – уникальный, как у любого выдающегося исполнителя. Дирижер – отнюдь не просто техническая фигура, подающая музыкантам знаки ко вступлению. Он – полноценный и едва ли не важнейший член коллектива, зачастую именно от его видения зависит оригинальность трактовки произведения. Как говорил в интервью Караян много лет спустя, можно научиться стилю и техническим аспектам, но искусству интерпретации научиться нельзя. Кроме того, при исполнении масштабных сочинений у дирижера просто нет возможности обращаться отдельно к каждому оркестранту, и потому очень важно, чтобы музыканты тоже хорошо знали партитуру.

Другие номера издания «Личности»

№ 45/2012
№ 76/2014
№ 75/2014
№ 74/2014
№ 73/2014
№ 72/2014