Личности 69/2014

Яна Дубинянская

КЛАРА ЦЕТКИН: ЖЕНСКИЙ ДЕНЬ

В 1920 году уже очень немолодая Клара Цеткин приехала в Москву: разумеется, по делам мировой революции. Путешествие она перенесла неважно – заболела. Больную немедленно навестил ее старый знакомый, не кто иной, как Владимир Ильич Ленин.

«Заботливо, как самая нежная мать, осведомился он, имеется ли за мной надлежащий медицинский уход, получаю ли я соответствующее питание, допытывался, в чем я нуждаюсь, и т.д. Ленин усомнился, все ли так хорошо, так великолепно, как мне казалось. Особенно он выходил из себя по поводу того, что я жила на четвертом этаже одного советского дома, в котором, правда, в теории имелся лифт, но на практике он не функционировал. «Точь-в-точь, как любовь и стремление к революции у сторонников Каутского», – заметил Ленин саркастически…»

Конечно, Клара смеялась – у них было одинаковое чувство юмора

 

Ее девичья фамилия – Айсснер (в советских источниках – Эйсснер). В городке Видерау в Саксонии немец-протестант Годфрид Айсснер преподавал в приходской школе и был органистом в местной церкви. Однажды его даже пригласили в Лейпциг – играть на органе Баха. Его жена Жозефина, в девичестве Витале, француженка и дочь наполеоновского офицера (Жан-Доминик Витале якобы был адъютантом Бонапарта, но подал в отставку, когда тот провозгласил себя императором),  получила хорошее образование, увлекалась идеями женской эмансипации и создала в городе женское общество любителей гимнастики.

Клара родилась 5 июля 1857 года и была старшей из троих детей Айсснеров. Девочка росла запойной читательницей, училась у отца органной музыке, под руководством матери вместе с младшей сестрой занималась спортом и, конечно (согласно апологетическим биографиям, и не только советским), остро реагировала на проявления социального неравенства в окружающей жизни.

Между тем в Германии всходила звезда Железного канцлера – Отто фон Бисмарка. После победоносной Франко-прусской войны раздробленная страна объединилась в могучий Второй Рейх и переживала небывалый взрыв патриотизма. Кларе было четырнадцать лет.

В том же году семья Айсснеров переехала в Лейпциг – с тем, чтобы дети могли учиться не только в приходской школе. Оказавшись в большом городе, Жозефина начала посещать собрания Союза немецких женщин, где познакомилась с Августой Шмидт, одной из основательниц Союза и начальницей известной в Лейпциге учительской семинарии. В 1874 году, после блестяще сданных вступительных экзаменов, Клару зачислили туда на бесплатное обучение.

По легенде, через четыре года на торжественном выпускном акте Августа Шмидт, вручая диплом своей лучшей ученице, выразила уверенность, что семинария будет гордиться Кларой Айсснер – «восходящей звездой немецкой педагогики». Директриса не учла, что способная девушка уже попала в сомнительную компанию.

В конце XIX века в Германии было много русских студентов, благодаря которым вольнодумные идеи расходились по странам Европы. Клара Цеткин вспоминала о своей юношеской дружбе с русской девушкой Варварой, благодаря которой она впервые оказалась в обществе людей, говоривших о социальном неравенстве и критиковавших политику Бисмарка. Железный канцлер в долгу не остался: в 1878 году, когда Клара Айсснер окончила учительскую семинарию, вышел «Исключительный закон о социалистах», запрещавший действие социалистических и социал-демократических партий в стране.

Но к тому времени юная Клара уже успела побывать на лекциях Вильгельма Либкнехта и на собраниях социал-демократов, проникнуться передовыми идеями и… вступить в социал-демократическую партию. Когда буквально через месяц после окончания гимназии Клара с гордостью предъявила родителям партийный билет, разразился грандиозный семейный скандал. Некоторое время ее даже держали под домашним арестом. К попыткам вразумить непокорную дочь мать привлекла и Августу Шмидт, но коллективный прессинг возымел обратный эффект: Клара Айсснер объявила, что порывает со своей семьей и буржуазной средой.

Она нашла работу гувернантки в семье либеральных взглядов, где росли две девочки. Неизвестно, догадывались ли ее работодатели о том, что молоденькая учительница ведет двойную жизнь.

«Исключительный закон» заставил социал-демократов перейти на нелегальное положение. Подпольные собрания, лекции, встречи с рабочими, запрещенная литература, – все это было для Клары тем более романтично, что ассоциировалось с неким молодым человеком, тоже «русским», а вернее, евреем из Одессы, по имени Осип Цеткин.

Осип был старше Клары на четыре года. Журналист-политэмигрант, объявленный на родине в розыск за связь с народниками, зарабатывал на жизнь подмастерьем слесаря (слесарь был идейно свой, прогрессивный), а все свободное время отдавал самоотверженному революционному труду. Ко времени их встречи Осип уже успел подорвать здоровье: у него была чахотка. Клара влюбилась.

В 1881 году в рамках «исключительного закона» в Лейпциге, вслед за Берлином и Гамбургом, было введено «малое осадное положение», ужесточившее репрессии. Осип Цеткин попал под первую же волну арестов, был обвинен в организации передачи нелегальной литературы в Польшу и приговорен к высылке из страны. Он уехал в Париж.

Клара последовала за возлюбленным не сразу. Оставаться в Лейпциге было опасно, и около двух лет Дикая Клара, как называли ее друзья, с ее отличным аттестатом работала гувернанткой в Австрии, в Италии, а затем в Швейцарии. Разумеется, мирная преподавательская деятельность была только прикрытием. В Цюрихе издавалась запрещенная в Германии газета «Социал-демократ», и одной из главных задач подпольщиков было ее распространение по Европе. Руководил процессом социал-демократ Юлиус Моттелер по кличке Красный Почтарь.

«При появлении каждого номера газеты, которая одним очень нравилась, а другим внушала страх, – вспоминала Клара Цеткин, – надо было умудриться перехитрить целую армию сыщиков, сидевших в засаде вдоль всей немецкой границы от Линдау до Эльзаса…»

Полную версию материала читайте в журнале Личности №69/2014

Другие номера издания «Личности»

№ 45/2012
№ 76/2014
№ 75/2014
№ 74/2014
№ 73/2014
№ 72/2014