Личности 70/2014

Яна Дубинянская

ЖАК-ИВ КУСТО: ОДИССЕЯ КОМАНДОРА*

В большой стране, где почти все мальчишки (да и многие девчонки тоже) единодушно мечтали стать космонавтами, однажды на телеэкраны вышла «Подводная одиссея команды Кусто» и породила альтернативную мечту – об океанских просторах и его глубинах. Сам командор Кусто, жилистый и загорелый, в своей бессменной красной вязаной шапочке и с аквалангом за плечами, казалось, был окружен сверкающим ореолом легенды.

И кто бы мог подумать, что буквально на следующий день после его смерти эта легенда пойдет трещинами, просядет под тяжестью компромата, запятнается денежными тяжбами… Но легенды подобного масштаба и харизмы никогда не возникают на пустом месте. И, пусть с трудом, но все же выдерживают испытание на прочность

В 1916 году шестилетний Жак-Ив Кусто посмотрел в синематографе немую черно-белую фильму «20 000 лье под водой» – первую наивную экранизацию романа Жюля Верна. Без сомнения, как любой нормальный мальчишка, он воображал и себя жюль-верновским персонажем. Куда удивительнее то, что он действительно им стал – для других мальчишек, смотревших потом его «Подводную одиссею», столь созвучную, кстати, советскому «Капитану Немо». История любит людей, для которых не существует барьера между мечтой и ее воплощением в жизнь. Собственно, именно такие ее и творят.

Родился Жак-Ив 11 июня 1910 года в городке Сен-Андре-де-Кюбзак в винодельческой провинции Жиронда близ города Бордо. Отец, Даниэль Кусто, был юристом по образованию, работал европейским представителем американской компании и много ездил по стране вместе с семьей: женой Элизабет и двумя сыновьями, Пьером-Антуаном и Жаком-Ивом. А каждое лето мама вывозила мальчиков к морю, на Бискайский залив. Кусто рассказывал, что плавать он умел всегда. То есть не помнил того времени, когда еще не умел.

Даниэль Кусто потерял работу во время Первой мировой войны, а после нее устроился секретарем к американскому предпринимателю, и с 1920-го семья два года жила в Штатах. Ослабленный, очень тощий (он так и останется на всю жизнь худощавым) из-за хронического энтерита, Жак-Ив, тем не менее, занимался спортом вместе со старшим братом, любил легкую атлетику и командные игры, особенно регби. Мальчики Кусто учились в американском колледже, научились бегло говорить по-английски, а летом отдыхали в штате Вермонт, на берегу озера, где Жак-Ив запросто обставлял американских сверстников в состязаниях, кто дольше просидит под водой.

В 1922-м семья вернулась во Францию и поселилась в Марселе. На родине у Жака-Ива начались проблемы с учебой (американская образовательная система была куда демократичнее), зато ярко обнаружились внешкольные увлечения – всевозможными механизмами, машинами и, главное, кино. Отцовской кинокамерой, купленной в Штатах для съемки семейной хроники, юный Кусто начал снимать фильмы по собственным сценариям и в собственноручно построенных декорациях; называлось единоличное предприятие громко: «Фильм Зикс, Жак Кусто». Однако родители отправили юного механика и кинематографиста учиться в Париж, в закрытый иезуитский колледж Станислас, где парень взялся-таки за ум. В 1930 году он закончил колледж с отличием, получил степень бакалавра, после чего успешно выдержал экзамены в самую престижную в стране «мореходку» – Брестскую национальную военно-морскую академию. Конкурс был около пятидесяти человек на место. Кусто зачислили последним, двадцать вторым по списку.

В свое первое – и сразу в кругосветное – морское путешествие Жак-Ив Кусто отправился еще курсантом на учебном судне «Жанна д’Арк». Были стоянки в Полинезии, на острове Борнео, в Бразилии и в других экзотических местах. Место службы по окончании академии лейтенанту Кусто досталось тоже экзотическое – Шанхай, старшим помощником командира французской военно-морской базы.

Но, видимо, ему там не понравилось. Вскоре Кусто подал флотскому начальству рапорт с просьбой разрешить ему поступление в Академию военно-морской авиации в Уртене, чтобы получить второе высшее образование и стать летчиком. Просьба была удовлетворена, однако возникла проблема: в те времена добраться с Шанхая до европейской цивилизации было непросто – при морском пути терялось полгода, а воздушного сообщения на такие дальние расстояния еще не существовало. И Жак-Ив отправился в путь через Китай, Индию, Афганистан и Советский Союз, который пересек на поезде от Сталинабада** до Ленинграда – сам, без каких-либо специальных документов, не зная русского языка, и это в середине 30-х! И ничего, получилось; правда, множество отснятых в путешествии фотографий у него все-таки изъяли на границе.

В 1936 году Кусто поступил в академию, примерил форму летчика, но летная карьера у него не сложилась. Весной, гостя у родителей в Марселе, Жак-Ив, страстный автомобилист, взял у отца покататься его новую спортивную машину – и не справился с управлением на горном серпантине у испанской границы. В результате – смещение позвонков, переломы нескольких ребер, пробитые легкие и переломанные пальцы на левой руке. Правая рука была полностью парализована, ее даже хотели ампутировать, чему Кусто решительно воспротивился.

Согласно легенде, в госпитале искалеченного летчика постоянно навещала девушка, с которой он за несколько дней до аварии познакомился на офицерской вечеринке, – Симона Мелькиор, его будущая жена, мать двоих его сыновей и неформальный капитан его исследовательского корабля. Семнадцатилетняя Симона была внучкой адмирала Жана Баэма (кстати, энтузиаста подводных исследований), сама мечтала служить на флоте, но увы, во Франции 1930-х у женщин не было такой возможности. Она получила хорошее образование, говорила на нескольких языках, в том числе по-японски, любила море, была отважна и хороша собой. Ради того, чтобы жениться на такой девушке, пожалуй, стоило встать на ноги.

И хотя на самом деле Симона и Жак-Ив встретились годом позже в Тулоне и при менее романтичных обстоятельствах, этой легенде не хочется отказывать в праве на существование.

* Повторная публикация по просьбам читателей. Впервые статья была опубликована в № 39(2011) журнала "Личности".  

** Сейчас – Душанбе, столица Республики Таджикистан.

                                                                                                    

Другие номера издания «Личности»

№ 45/2012
№ 76/2014
№ 75/2014
№ 74/2014
№ 73/2014
№ 72/2014