Личности 72/2014

Марина Ливанова

ИЛЬЯ МЕЧНИКОВ: ЖИТЬ ОРТОБИОТИЧЕСКИ

Он хотел жить долго. До тех пор, пока насыщение жизнью не наступит естественным образом, как и должно быть всегда и у всех. Его собственный путь должен был послужить доказательством его научной правоты, но – не получилось.

Накануне семидесятилетия Илья Ильич Мечников уже понимал это. И задавался вопросом: почему? И находил ответы: слишком рано начал активную жизнь, слишком поздно осознал, как надо жить правильно, да еще плохая наследственность – и родители, и братья, и сестра не дожили даже до такого возраста, сердце…

«Пусть те, которые воображают, что по моим правилам я должен был бы прожить 100 лет и более, – писал он, – “простят” мне преждевременную смерть ввиду указанных выше обстоятельств»

Одним из условий долголетия от профессора Мечникова было жесткое неприятие каких-либо азартных игр. По одной из версий, именно из-за регулярных проигрышей в карты его отец, офицер Илья Иванович Мечников, был вынужден уехать из Санкт-Петербурга и обосноваться в фамильном имении Панасовка Харьковской губернии, в деревенской глуши. Вероятно, это было решение его жены Эмилии Львовны – только так можно было спасти семью от полного разорения.

Родоначальником своим Мечниковы считали молдавского господаря Николая Спафария Милеску, приближенного к Петру І (Спафарий по-русски – Мечник*). Эмилия же была дочерью известного еврейского писателя Льва Неваховича, а в юности, как поговаривают, ей даже доводилось танцевать на балу с Пушкиным, – отец был вхож в столичные литературные круги. Детей у Мечниковых на момент переезда было трое: сыновья Иван и Лев и дочь Екатерина; в Панасовке 3(15) мая 1845 года родился четвертый сын – Николай. Больше детей, по утверждению Ильи Ильича, родители не хотели; сам он стал последним и незапланированным ребенком.

Мальчик рос нервным, болезненным и очень подвижным, за что в семье получил прозвище «мистер Ртуть». Постоянно семья жила в Панасовке (год, впрочем, Мечниковы провели в Харькове – вывозили в свет Катю). Старшие братья учились в Петербурге, а Илю, как называли младшего, брал в компанию брат Коля, и большим мальчикам тот, конечно, во всем и постоянно проигрывал.

В восемь лет у Ильи появился первый профессиональный наставник, о котором не известно ничего, кроме фамилии – студент Ходунов. Его взяли репетитором для Льва, которого пришлось вернуть домой из-за болезни. Студент был поражен, когда не его взрослый воспитанник, а маленький мальчик проявил особое рвение, составляя гербарии, и стал заниматься с ним ботаникой.

В одиннадцать лет Илья чуть не утонул в пруду, а вечером того же дня во флигеле, где спали дети, начался пожар, – это двойное потрясение он запомнил на всю жизнь. А домашние вспоминали, что младший и уже спасенный сын бегал по задымленному флигелю, разыскивая своего малыша-племянника, сына сестры. Это случилось в Ильин день, на его и отцовские именины.

Осенью 1856 года Илья Мечников стал гимназистом. Экзамены он сдал сразу во второй класс 2-й Харьковской гимназии, а поступавший вместе с ним Коля – в третий. Мальчики поселились сначала в пансионе, через два года перешли на частную квартиру, где Коля вскоре начал вести веселую свободную жизнь. Илья же проводил большую часть времени над книгами, первый год учился на «отлично» по всем предметам, а затем сосредоточился на том, что было ему по-настоящему интересно, – естественных науках.

Прочитав труд Бюхнера «Сила и материя», гимназист Мечников стал убежденным материалистом и заработал среди однокашников прозвище «Боганет». Вместе с приятелями они сколотили тайное общество – «Союз науки», где гимназисты пересказывали друг другу прочитанные труды по естественным дисциплинам и готовились к великим свершениям. Сам Мечников ходил вольнослушателем на лекции в Харьковский университет, а однажды, набравшись смелости, попросил у профессора Масловского позволения позаниматься в лаборатории. Но его резко одернули: преподаватель посоветовал сначала закончить гимназию... Зато другой профессор, Щелков, предоставил в распоряжение Ильи лабораторию на каникулы, где юноша занимался три года, вплоть до окончания гимназии. В последний год он поднажал даже на нелюбимые гуманитарные предметы и получил золотую медаль.

И тут же семнадцатилетний Илья огорошил родителей ультиматумом: российские институты ничего дать ему не могут, а потому он поедет учиться в Германию. Эмилия Львовна сына поддержала, заграничную поездку профинансировали. Но кончилась она быстро и бесславно. Сначала юноша заблудился в Лейпциге: возвращаясь с книжной ярмарки, забыл адрес съемной квартиры. А затем, приехав в Вюрцбург – цель путешествия, узнал, что до начала занятий в местном университете еще полтора месяца. Денег было мало, квартирные хозяева – неприветливы. На несерьезные препятствия наложилось иррациональное чувство одиночества, потерянности в чужой стране – и он вернулся.

От эмоций и настроений Илья Мечников, нервный и депрессивный молодой человек, будет зависеть всю первую половину жизни.

Не покорив заграницу, Илья все-таки поступил в Харьковский университет, который считал уже пройденным для себя этапом, а потому через два года подал заявление об исключении из числа студентов и сдал экзамены экстерном.

За это время юный Мечников написал три научные статьи. В первую, исследование об инфузориях, как обнаружил автор, уже отослав статью в редакцию, вкралась ошибка, – и Мечников отправил вдогонку письмо, прося ее не публиковать; всю жизнь он был уверен, что избежал позора, но, как позже обнаружили биографы, работу вундеркинда переправили в другой журнал, где благополучно напечатали без всякого резонанса...

 

* Мечник – воин, вооруженный мечом, а также историческая должность в некоторых государствах.

Другие номера издания «Личности»

№ 45/2012
№ 76/2014
№ 75/2014
№ 74/2014
№ 73/2014
№ 71/2014