Личности 73/2014

Юрий Белецкий

ВЕЛИКАЯ ЧЕЛОВЕЧЕСКАЯ ЛЕСОПИЛКА. К ПЕРВОМУ СЕНТЯБРЯ НАВЕЯЛО…

                                                                                  В образцово устроенном государстве жены

                                                                                  должны быть общими, дети – тоже, да и все

                                                                                  их воспитание будет общим.

                                                                                                                                Платон

В эпоху сплошного и всеобщего образования логично предположить, что сегодняшний мир сделан не без участия школьных учителей, и некоторые проблемы развития цивилизации скрыты в неправильных методических пособиях. Конечно, если история имеет причинно-следственную связь прошлого с настоящим и даже единый универсальный смысл. Но мы не будем злоупотреблять вниманием читателя (ниже маленькая справка* для любознательных**) и обсуждать, что же является движущей силой истории. Примем, что «развитие общества всегда направлено на удовлетворении потребностей и интересов различных социальных групп».

В этой связи образование тоже куда-то направлено. Сейчас образованные люди называют это «трендом». В этом универсальном термине в свернутом виде уже зашифрован ответ – «унификация и стандартизация».  Любопытно, к чему это ведет?

Если целью общества является удовлетворение растущих потребностей и число особей в обществе быстро растет, то, естественно, решать все стандартные задачи необходимо с минимальными экономическими потерями. Образование в масштабе даже одной страны (и человеческой цивилизации – тем более) – это очень большая и очень затратная задача. А так как дети рождаются разные и в разных семьях получают различную подготовку к будущей жизни, то общество, естественно, старается минимизировать затраты с помощью стандартизации. Тем более что система массового обучения (ниже – СМО) дает на выходе только «полуфабрикат», который еще будет дорабатываться до готового продукта.

Это так же, как из леса с разными там елочками и березками вы сначала делаете доски и брусья, а потом из них уже другие будут делать шпалы, спички или мебель. Так же и с образованием: сначала надо привести лесное многообразие в стандартный вид.

Сейчас для СМО очень важен еще один фактор, который следует из законов глобализации: теперь ваши доски должны быть так напилены, чтобы их без проблем можно было использовать и в других странах, где такие породы деревьев не растут. Поэтому стандарты распилки должны быть максимально универсальными и соединены с продуманной системой дальнейшей дистрибуции продукта. Если кому-то не совсем нравится это сравнение, уверяю, что ничего плохого за этим не скрывается. Чем больше возможностей пристроить древесину, тем лучше. Иначе, невостребованная, она может засохнуть на родине. Так же и для молодых людей лучше получить образование, которое будет признаваться не только в твоей стране, – это раскрывает широкие возможности найти себе применение далеко от родного дома.

Все вроде бы хорошо и разумно, но кое-какие вопросы придирчивого зануду беспокоят.

Первое: если СМО универсальна, то требования к уровню знаний будут довольно низкие. Как заметил английский историк Джордж Тревельян: «Всеобщее образование породило массу людей, которые умеют читать, но не умеют понять, что стоит читать».

Второе: СМО будет отбраковывать весь нестандартный человеческий материал (не все деревья в лесу пригодны для переработки, часть вырубят и сожгут).

И третье: для СМО не нужны учителя в старомодном смысле этого слова, обстоятельные методики вытеснят индивидуальность (так на смену топорам и пилам приходит пилорама).

Теперь вернемся к вопросу «почему так происходит?». Если главная ценность мира – это Капитал (и современный западный мир это наглядно демонстрирует своей тотальной экспансией), то естественно, что Его Величество Капитал упрощает процесс производства людей и инструкцию по их эксплуатации. Кстати, в эту инструкцию входит и обязательства производителя по сервисному обслуживанию продукта, которые возложены на СМИ, систему быстрого питания и систему массовой культуры. Однако снижение затрат на создание и использование одного человека не снимает проблему конкуренции с миром машин, и на каком-то этапе Капитал решит, что нас слишком много, а пользы мало. Лес, в этом случае, становится источником торфа и угля.

А ведь все так правильно было придумано! Впрямь «дорога в Ад устлана благими намерениями». И хотя школа готовит нас к жизни в мире, который уже умер, но неужели в будущем Капиталу нужно так мало людей, способных самостоятельно мыслить? Или вспомнить мудрость Лао-Цзы: «Когда народ много знает, им трудно управлять»?..

Юрий Белецкий

Главный редактор

 

* Еще в Древней Греции задумывались о движущих силах истории. Одно из первых объяснений исторического процесса принадлежит Гераклиту из Эфеса: «Этот мировой порядок одинаков для всех, его не создал никто ни из богов, ни из людей, и он всегда был, есть и будет вечно живым огнем, мерно вспыхивающим и мерно угасающим». Примерно в этот же период Пифагор определил исторический процесс как идеальную геометрическую фигуру – круг, и гармоничный мир был круговоротом событий, идей, судеб. Такой подход к историческому процессу делал его бессмысленным и неуправляемым: даже если мир и люди созданы богами, то у них нет интереса к своим творениям, и все на земле течет само собой, подчиняясь заранее установленным законам.

Совсем иначе на историю смотрела средневековая философия и христианское богословие. Связав с рождением Христа ее начало, а с ее концом – апокалипсис, история приобрела смысл и цель – реализацию Божьего плана управления. Начиная с эпохи Возрождения, философы искали более рациональное объяснение, и постепенно заменили Божественный промысел понятием прогресса. Вслед Просветители (Дидро, Гердер) предположили, что процесс идет по спирали, и история является «закономерным развитием культуры». Эти идеи продолжил Гегель, объяснявший историю как закономерное развитие абсолютной идеи. Итого получилось, что исторический процесс прогрессивен и бесконечен, но его движущая сила недоступна времени и пониманию.               

Промышленная революция XIX века приземлила идеалистическую схоластику и дала значительный перевес материалистической концепции истории (Маркс) согласно которой развитие производительных сил приводит в движение общественные отношения. Уровень производительности общественного труда подталкивает развитие общества и этом и есть смысл истории.

В целом, все эти теории неоднократно критиковались, стройные системы рассыпались. Например, Тойнби видел прогресс общества в духовном совершенствовании человечества, а смысл истории – в реализации нравственного и творческого достоинства в человеке. Простого ответа на вопрос, который тысячи лет назад задавали себе философы, нет и сейчас.

** Если Вы прочли вышестоящий текст, то можете рассматривать этот факт как успешно пройденный тест на индивидуальную любознательность.

 

Другие номера издания «Личности»

№ 45/2012
№ 76/2014
№ 75/2014
№ 74/2014
№ 72/2014
№ 71/2014