Личности 73/2014

Татьяна Винниченко

ЭРНСТ РЕЗЕРФОРД: ФИЗИКА ИЛИ КОЛЛЕКЦИЯ МАРОК

Когда профессор Резерфорд читал лекции или давал пояснения младшим коллегам, он «светился». В помещении Физикс-билдинг в Монреале еще в шестидесятые отчетливо потрескивал счетчик Гейгера возле грифельной доски, которая помнила его радиоактивную тень. Желающие могли установить, в каких местах Резерфорд любил останавливаться, прохаживаясь у доски, как высоко поднимал руку с мелком.

В те времена еще никто не задумывался об опасности опытов с радиоактивными материалами и радиации как таковой. «Светился» не только Резерфорд, но и вся его лаборатория, и зарубежные коллеги тоже. Они не придавали этому значения.

По легенде, однажды Эрнст Резерфорд сказал, будто можно изобрести детонатор, который вызвал бы неудержимый процесс атомной дезинтеграции: «Некий дурак в лаборатории сможет взорвать ничего не подозревающую Вселенную».

Это была шутка

Мальчик родился в предпоследний день зимы, 30 августа 1871 года. Другое полушарие, противоположный край Земли, которую ему придется пересекать из конца в конец несколько раз в жизни. Его родина – Новая Зеландия, Южный остров, деревня Спрингс Гроув. Родители Резерфорда были иммигрантами-колонистами: отец, колесный мастер Джеймс Резерфорд, был родом из Шотландии и был привезен сюда в трехлетнем возрасте, мать, учительница Марта Томпсон – из английского графства Эссекс.

Эрнст стал четвертым сыном в большой семье: всего у Марты и Джеймса было двенадцать детей. Учился в начальных школах новозеландских селений Фоксхилл и Хэйвлокк, подростком поступил в Нельсоновский колледж для мальчиков. Детство Резерфорда было сельским, здоровым и трудовым, на свежем воздухе. Рос Эрнст не оторванным от жизни книжным мальчиком, а крепким здоровяком с характером – порой совершенно невыносимым. Обучая арифметике и латыни по обязанности старшего брата младших сестер, Эрнст дисциплины ради связывал их косами спина к спине.

В конце восьмидесятых семья переехала на Северный остров, в селение Пунгареху (название было аутентичное, маорийское, и племена маори еще жили в этих местах), где отец занялся выращиванием и обработкой льна. В том же году (а возможно, и конкретно во время переезда семьи) Эрнст поступил в Кентерберийский колледж Новозеландского университета, расположенный в городе Крайстчерч Южного острова. Здесь, наоборот, был филиал метрополии – типичный британский университетский городок, но, разумеется, глубоко провинциальный. Основан он был совсем недавно, и фамилия Резерфорда появилась в списках под номером 338. При поступлении он выиграл младшую университетскую стипендию – средств на высшее образование сына у многодетного новозеландского фермера, обосновывающегося на новом месте, конечно, не было.

В университете Эрнст Резерфорд через три года получил степень бакалавра, а еще через год – магистра… искусств: звание было условным, общеобразовательным. А старшей университетской стипендии Резерфорд добился по математике; физикой он увлекся позже, уже на третьем курсе. И тогда же сделался звездой на местном уровне: был избран в Философское общество университета, прочитал однокашникам первую свою публичную лекцию, вызвавшую толки, а на пятом курсе написал научную работу на тему «Магнетизация железа при высокочастотных разрядах» и начал опыты по беспроводной передаче сигнала на расстоянии.

Но все это была провинция. Настоящая жизнь проходила не здесь – а далеко, за океаном. Эрнст Резерфорд подал заявку на стипендию имени Всемирной выставки 1851 года – 150 фунтов в год, которые дали бы возможность стажироваться в Англии.

Стипендию присудили другому.

В Англию Эрнст Резерфорд попал благодаря чистой случайности: кандидат, выигравший стипендию, оказался женат и в последний момент предпочел высокооплачиваемую должность на родине. Мать Резерфорда вспоминала, что когда пришло письмо с извещением о стипендии, Эрнст копал в огороде картошку. И закричал, бросив лопату: «Это последняя картошка, которую я выкопал!».

Сам Эрнст был только помолвлен, и уже давно. Его избранницей стала Мэри Ньютон, дочь хозяйки пансиона, где он жил в Крайстчерче. Мэри была согласна ждать. И она будет ждать – еще целых пять лет.

В Британию Резерфорд прибыл, совершив плавание через два океана, осенью 1895 года – в непривычном климате его тут же скрутила невралгия. Местом его стажировки стала Кавендишевская лаборатория Кембриджского университета, а наставником – профессор Джозеф Джон Томсон, известный в научных кругах как Джей Джей. Эрнст сделался его «рисерч-стьюдентом», то есть докторантом, и мог рассчитывать по окончании стажировки на научное звание – такая схема в Кембридже только обкатывалась, и Резерфорд был первым, привлекая всеобщее внимание. О своей научной работе, светской жизни, подработке репетиторством, неудачных опытах и даже курении Эрнст подробно писал в Новую Зеландию – Мэри Ньютон. «Если бы моя статья была романом, я посвятил бы ее тебе, но посвящение выглядело бы довольно смешно на ученом сочинении. Прими доброе намерение за совершенный поступок…»

Работал Резерфорд в Кавендишевской лаборатории над магнитным детектором, и в 1896 году представил свою модель на конгрессе в Ливерпуле: детектор забарахлил, и Эрнст бестрепетно предложил ученой публике погулять пять минут, пока он все наладит. Проблема беспроволочной связи будоражила тогда всех, и первым успел с коммерческим патентом итальянец Маркони, обойдя русского Попова. Резерфорд в этой гонке отстал – и предпочел из нее выбыть. Его научные интересы простирались гораздо шире.

Параллельно опытам с детектором Резерфорд вместе с Томсоном работал в лаборатории над не так давно открытыми Рентгеном Х-лучами и для наглядности отправил родным в Новую Зеландию рентгеновский снимок лягушки. Совместная работа профессора и рисерч-стьюдента «О прохождении электричества через газы, подвергнутые действию рентгеновых лучей» дала толчок целому направлению исследований. А летом 1898 года Эрнст Резерфорд начал изучать на каникулах радиоактивность урана... 

Полную версию материала читайте в журнале Личности №73/2014

Другие номера издания «Личности»

№ 45/2012
№ 76/2014
№ 75/2014
№ 74/2014
№ 72/2014
№ 71/2014