Личности 75/2014

Юрий Белецкий

ДИАЛОГИ О КНИГЕ

                                                                        Моя родина там, где моя библиотека.

                                                                                              Эразм Роттердамский

Как меняется роль бумажной книги в цивилизованном обществе, будет ли она вытеснена новыми видами передачи и сохранения информации, есть ли будущее у книги как элемента культуры, как материального носителя духовной связи поколений?

Об этом и судьбе книг беседуют председатель киевского общества библиофилов «Суббота у Бегемота», организатор и первый директор музея Михаила Булгакова в Киеве («Дома Турбиных») Анатолий Петрович Кончаковский и главный редактор журнала «Личности» Юрий Александрович Белецкий

ЮБ: Кажется, совсем недавно книга была в числе самых важных и престижных элементов жизни нашего общества, она была «дефицитом», хотя тысячи книг печатались очень большими тиражами. Вспоминаю и рекламный лозунг «Книга – лучший подарок», и многочисленные анекдоты вроде диалога двух друзей, которые собрались на день рождения к третьему: «Давай подарим ему книгу!» – «Зачем? Книга у него уже есть!»

Сейчас, наверное, не все поймут, в чем суть, и улыбнутся только от вежливого недоумения. Неужели история книгопечатания близка к завершению?

АК: Письменность и книгопечатанье имеет прошлое, неотделимое от всей культуры, и насчитывает по нынешним оценкам почти десять тысяч лет. Начало книгопечатания в Европе – это эпоха Возрождения, XV век. Однако к тому времени уже пару тысяч лет существовала рукописная книга, которая продержалась на «плаву» еще приблизительно до XIX-го века. Эти книги имели индивидуальные черты и, по существу, сохраняли «штучный» характер. Далее индустриализация, торговля и научно-технический прогресс потребовали для своего развития миллионы грамотных людей, что в свою очередь резко увеличило ассортимент и тиражи книг, создало «желтую прессу» и «массовую» культуру. Жизнь изменилась, и теперь мы чувствуем себя не хозяевами, а жертвами технического прогресса. Техническая революция преобразила книгу из художественного произведения, предмета, способного радовать эстетические вкусы владельца, в промышленное изделие, часто бездушное и некрасивое. Такая «индустриальная» книга никогда не станет украшением дома или предметом коллекционирования.

ЮБ: Но книга всегда была не столько художественным произведением, сколько источником знаний, информации. А для этого важны функциональность, удобство и, безусловно, приемлемая цена.

АК: В этом аспекте мощнейший удар по печатной книге нанесли компьютер и Интернет – фантастический инструмент в руках современного издателя. И даже появилось мнение, что электронная книга вытеснит печатную. Однако мне думается, что печатная книга, немного пошатнувшись, устоит, но только если будет выполнена на уровне произведения искусства. Например, красивый шрифт на хорошей бумаге с большими полями, с эксклюзивными иллюстрациями, изящным переплетом и тиражом 100-200 экземпляров. Ну и, конечно, будет жить хорошая печатная книга для детей.

ЮБ: Другими словами, книге, чтобы выжить, «надо отойти, чтобы приблизиться». Отказаться от доминирующей роли в распространении информации и занять более «личное» место, не стремиться быть «кока-колой», а утолять жажду индивидуально, стать частью личной жизни человека.

АК: Конечно. У «личностного» аспекта много граней. Это и экслибрисы владельца, и заметки на полях книги и даже штампы давно исчезнувших учреждений. Или, например, книги, изданные при жизни автора, которые воспринимаются совершенно иначе, чем их последующие издания. Книга впитывает в себя особенности своей эпохи, в которой она создана, и тем привлекательна для знатока. Ведь по-настоящему хорошее вино может быть получено только в результате длительного выдерживания в определенных условиях, и никакие «ускорители» и искусственные химические добавки тут не помогут.

ЮБ: Испокон веков печатное слово имело некий сакральный смысл, ему верили, ему доверяли как твердо установленной истине. Закономерно, что первые книги имели священный характер и кодифицировали моральные и правовые нормы на многие века. Наверное, можно сказать, что в книгах зашифрован генетический код человеческого общества, а его правильное историческое воспроизводство без книг будет искажено и приведет к обществу мутантов. И, как однажды высказался Дени Дидро, «человек перестает мыслить, когда перестает читать».

АК: Согласен, роль книг, конечно, в первую очередь имеет духовный, мировоззренческий характер. Без книг и учителя невозможно представить устойчивое развитие цивилизации.

ЮБ: Хочу заметить, что сила печатного слова имеет и негативную сторону. И этим издавна пользуются авантюристы, проходимцы и мошенники… Да, пожалуй, надо еще добавить историков, у которых есть постоянный заказчик на искаженную правду – политик.

АК: Конечно, но это ничего не перечеркивает. Книга – это и щит, и меч. И жертвы здесь не только среди авторов, которых нередко преследовали за высказанные мысли. Еще на заре книгопечатанья, когда книга не была доступной и массовой, всего через сто лет после выхода первой печатной европейской книги, в августе 1546 года в Париже на печально знаменитой Гревской площади был сожжен печатник Этьен Доле за публикации книг Рабле, Маро и, особенно, книги Эразма Роттердамского «Руководство христианского воина». Так что издателям это надо знать.

ЮБ: У Ралфа Эмерсона есть фраза: «Каждая сожженная книга освещает мир». Конечно, желательно освещать мир не книгами или издателями. Возможно, этому поможет Нобелевская премия этого года трем японским ученым за изобретение энергосберегающих источников света на основе оптических диодов. Если серьезно, то жертвы в борьбе за истину начались не в Средневековье и, думаю, не закончатся и в нашем веке. Но ведь сгореть за правду – это честь и слава… Кстати, мы говорили о подавлении книги электронным миром. Здесь, к счастью для книг, почти всю «грязную» работу по пропаганде и диффамации взяли на себя электронные СМИ. Но это уже другая история. В заключение хочу поблагодарить Вас, Анатолий Петрович, за беседу о судьбе Книги.

АК: Издание хороших книг, сохранение старых книг – это сохранение культурного наследия общества, страны и всего народа. Мир будет существовать, пока существуют книги. Спасибо и Вам за обсуждение.

Другие номера издания «Личности»

№ 45/2012
№ 76/2014
№ 74/2014
№ 73/2014
№ 72/2014
№ 71/2014