Личности 76/2014

Ольга Петухова

ТОММАЗО КАМПАНЕЛЛА: МЕЧТАТЕЛЬ НА ДЫБЕ

«Где-то там, под жарким небом экваториальных широт, на бесконечных просторах океана затерялся крошечный островок. Редкий мореход, сошедший на него, с удивлением обнаружит необычайный город, прозванный его обителями “городом Солнца”. Город населяют “солярии” – люди, облаченные в белые одежды, с сердцами чистыми, как их платья: не ведающими раздоров и зависти; не знающими частной собственности, денег и принуждения властей. Их республикой управляют мудрейшие из сограждан, и все у них в общине совместное – кров, стол, женщины и дети. И нет среди них некрасивых людей, ибо все они гармоничны…»

Книгу под названием «Город Солнца», повествующую о счастливых соляриях, мятежный философ Томмазо Кампанелла задумал в тюрьме, после сорокачасовых пыток и истязания на дыбе, в то время, когда наименее суровым разрешением его судьбы было бы пожизненное заключение.

Он писал ее втайне, переправляя листы рукописи на волю с преданной ему монахиней, и тем, сам того не ведая, «дописывал» свою личную историю – даже более яркую и увлекательную, чем самая известная из его книг…

Родина мыслителя – Калабрия – образует ту самую южную оконечность Италии, где «сапог» Аппенинского полуострова узким «носком» упирается в море. Еще в  XV веке эта земля стала добычей испанских королей, а к моменту рождения Кампанеллы уже сто лет тяжко страдала от податей испанских чиновников и всячески поддерживаемых оккупантами папских инквизиторов. Тела сотен четвертованных вальденсов-еретиков были выставлены для устрашения вдоль калабрийских дорог. Однако репрессии лишь обозлили местных крестьян, и они уходили в горы, объединяясь в отряды бесстрашных и жестоких фуорушити – местных партизан. В городах и селениях воцарились разруха и нищета.

Эпоха Возрождения уходила в прошлое, угасало прежде живое бурление прогрессивной мысли. Движение контрреформации возглавила католическая церковь, обрекая лучшие умы века на гибель в подвалах и на кострах «святой» инквизиции.

Будущий мыслитель родился 5 сентября 1568 года в калабрийском городке Стило, в семье неграмотного сапожника. При крещении он получил имя Джованни Доменико и носил его до 15-ти лет, то есть вплоть до пострижения в монахи. Семья Кампанеллы так бедствовала, что не могла учить сыновей грамоте, и мальчикам, вернее всего, была уготована незавидная участь – перенять отцовское ремесло.

Но Джованни Доменико обладал необыкновенной памятью и любознательностью: среди его земляков бытовало предание, как он, стоя у открытого окна местной школы, выкрикивал: «Можно я скажу?», в то время как класс не мог отыскать ответа на учительскую задачу. Впрочем, по другой версии, учитель у Кампанеллы все же был, и позже он с любовью вспоминал имя Агацио Солеа – человека, обучившего его грамоте. Подростком он тяжело заболел (по-видимому, воспалением мозга), и его едва спасли. Наступившее выздоровление сочли чудом и, возможно, в благодарность за исцеление или, что более вероятно, от огромного желания продолжить учение 14-летний Джованни решился уйти в доминиканский монастырь.

Орден святого Доминика – орден «псов Господних», стоящих на страже веры, – был выбран по чистой случайности: в Стило заходил красноречивый проповедник-доминиканец, восторженно повествовавший об Аристотеле и Фоме Аквинском. История жизни святого Фомы так впечатлила Джованни, что он решил стать его последователем и принял постриг, сменив имя на «Томмазо» – итальянский эквивалент «Фомы».

В монастыре Никастро он сразу же выделился из общей массы вполне заурядных собратьев и открыто проявил свой бунтарский характер. Пренебрегая довольно жестким уставом, Кампанелла требовал для себя неограниченного права брать книги из монастырской библиотеки, писать и читать ночами и жечь столько масла для лампы, сколько будет нужно для занятий.

Церковные трактаты того времени превратили когда-то живое учение Аристотеля в окаменевшую догму, а позднейшие арабские и греческие комментаторы так подредактировали его, что, казалось, Земле вовеки веков предназначено стоять в центре Вселенной. Кампанелла же искал другого учения о природе и мире, но ни Августин, ни Альберт Великий, ни Платон не удовлетворяли его:

Я в горстке мозга весь, а пожираю

Так много книг, что мир их не вместит.

Мне не насытить алчный аппетит 

Я с голоду все время умираю.

Он был молод и горяч, и дошел до того, что засомневался в сказанном в Библии… С пеной у рта он доказывал на диспутах, что только опыт и разум открывают истину, но от этих слов так опасно и сильно разило ересью, что учителя стали увещевать 18-летнего строптивого монаха: «Кампанелла, ты плохо кончишь…»

Но Томмазо и не думал смиряться. В 20 лет он написал трактат «Об исследовании вещей», высказав в нем простую мысль: природа познается разумом и в ощущениях. Поседевшие в ученых диспутах схоласты сначала издевались над ним, а затем обрушились с бранью, в потоке которой неожиданно проскользнуло новое имя: Бернардино Телезио, такой же вольнодумец, к тому же живущий по соседству, в городе Козенце. Кампанелла бросился в библиотеку, отыскал в ней труд Телезио «О природе вещей согласно их собственным началам». С первых же строк трактата он признал в Бернардино своего наставника и, вдохновленный предстоящей встречей, направился в Козенцу. Но опоздал – за день до его прихода Телезио умер, и все, что Кампанелла мог сделать, – это проводить его в последний путь. Всю последующую жизнь философ оставался верен взглядам Телезио, он словно чтил данную им клятву и не отрекался от нее даже в самые страшные дни инквизиторских судов, когда угроза казни казалась неотвратимой.

Впрочем, провидение вскоре вознаградило его за утрату: осенью 1588 года в Козенце объявился необычайно загадочный человек – еврей Авраам. Говорили, что он объездил полсвета, изучил Каббалу и обладал даром толковать гороскопы. Жадный ко всему мистическому и оккультному, Кампанелла свел знакомство с Авраамом и спросил его о своей судьбе. По преданию, ответ Авраама настолько поразил будущего философа, что тот якобы произнес: «Я – колокол новой зари!»…

Другие номера издания «Личности»

№ 45/2012
№ 75/2014
№ 74/2014
№ 73/2014
№ 72/2014
№ 71/2014