Личности 77/2015

Татьяна Винниченко

ЛУКАС КРАНАХ СТАРШИЙ: САКСОНСКАЯ СКОРОСТЬ

Коллеги называли его «pictor cellerrimus» – быстрый художник.

Он действительно работал быстро. Быстро и качественно трудилась и руководимая им мастерская. Он дружил с Мартином Лютером, писал его портреты, – и одновременно выполнял заказы для католиков, в том числе для заклятого врага Лютера, кардинала Альбрехта Бранденбургского.

Лукас Кранах-старший был членом семьи-корпорации, дело которой продолжили и его сыновья. У них имелся и собственный герб, почти товарный знак, узнаваемый современниками, – дракончик с крыльями летучей мыши.

Коммерческий художник – так это называется теперь.

Или не совсем так?

Кранах – это не фамилия, а искаженное «Кронах», название городка в Верхней Франконии, откуда был родом художник. Исследователи так и не пришли к единому мнению, как же его звали на самом деле: дискутируются варианты «Мюллер» и «Зюндер» («Зондер»). Считается, что его отцом был художник Ганс Малер (это тоже не фамилия, а отсылка к профессии), о котором сохранились лишь упоминания; известно, что и его отец, дед Кранаха, был художником. Строго говоря, в своей профессиональной династии Лукас Кранах (по некоторым данным, у него еще имелся брат Маттиас, тоже живописец) вовсе не был «старшим».

Дату его рождения мы не знаем, только год – 1472-й. Верхняя Франкония, как и другие немецкие земли, входила тогда в состав Священной Римской империи, раздробленного и пестрого государственного образования, включавшего также некоторые итальянские, французские и голландские территории. Империя переживала не лучшие времена: эпоха Великих географических открытий отодвинула раздробленную страну на маргинесы европейской экономики, могущественный когда-то Ганзейский союз практически распался и растерял влияние. Где-то снаряжались экспедиции через океан, другие страны захватывали колонии и обогащались за их счет, а немецкие феодалы погрязли в сепаратизме и вели междоусобные войны, порой с религиозным привкусом. Католическая церковь уже не ощущала себя всесильной, Констанский и Базельский соборы, призванные ее сплотить, на деле только способствовали брожению умов.

Но зато вольные немецкие города модернизировали производство, развивалось книгопечатание, изобретенное Иоганном Гутенбергом за три десятка лет до рождения художника, подтягивая за собой искусство гравюры, в сфере которого вскоре взойдет звезда Альбрехта Дюрера – он был только на год старше Кранаха. Некоторые искусствоведы считают, что они могли быть знакомы. Юноша из художественного клана, Лукас Кранах после обучения в мастерской отца должен был совершить традиционное путешествие по немецким землям. Одним из главных художественных центров страны был Нюрнберг, родной город Дюрера. Теоретически молодой Кранах мог стажироваться в его мастерской.

По другой версии, учился он в мастерской художника Маттиаса Грюневальда в Бромберге. Но работ Лукаса Кранаха, выполненных в годы ученичества, не сохранилось, и лишь по более поздним полотнам искусствоведы вычисляют его знакомство с пейзажами Баварии или дюреровское влияние. Есть также экзотическая версия, будто молодой художник побывал в Палестине: библейские пейзажи у него всегда будут получаться очень убедительными.

В письменных же источниках имя Лукаса Кранаха, тогда еще единственного, впервые всплывает только в 1500 году. Художнику уже исполнилось двадцать восемь, и он прибыл в Вену, где проживет около пяти лет.

 

На рубеже веков Вена, в отличие от большинства немецких городов, уже вышла из эпохи Средневековья. Это был, по сути, «возрожденческий» город, пронизанный новыми гуманистическими веяниями. Его культурным центром считался Венский университет, где преподавали специалисты в области математики, медицины, истории, литературы, античности.

Одним из первых высокопоставленных заказчиков Лукаса Кранаха стал медик и историограф доктор Иоганнес Куспиниан: художник написал парные портреты доктора и его шестнадцатилетней жены Анны на фоне фантастического природного ландшафта. Вероятно, именно Куспиниан обеспечил Кранаху поток заказчиков из числа членов академического совета венской профессуры. Карьера художника уверенно пошла вверх. Он написал портреты поэта Конрада Цельтиса, доктора Стефана Рейсса и многих других, кто был вхож в кружок гуманистов «Danubiana».

В то же время художник знакомился с работами венских коллег, уже творивших в русле ренессанса, тогда как на родине Кранаха безраздельно господствовала готика. Всю оставшуюся жизнь Лукас Кранах будет балансировать на грани этих направлений в искусстве, проложив на их тонком рубеже собственный путь. В Вене он написал свои первые дошедшие до нас картины на религиозные сюжеты: «Распятие», «Святой Иероним», «Стигматизация святого Франциска». Шедевром считается картина «Отдых на пути в Египет», на которой уже ярко обозначилась особенность будущего Кранаха – роль пейзажа в картине.

В Вене Лукас Кранах сделал себе имя, созвучное названию родного города и прозвучавшее далеко за пределами Австрии. В 1505 году художник получил предложение, не принять которого не смог.

Известно, что итальянец Якопо де Барбари, которого сменил на посту Лукас Кранах, получал жалование в сорок гульденов. Кранаху назначили сто, не считая гонораров за выполненные работы. В «социальный пакет» художника входили также краски, материалы для серебрения и позолоты, зимняя и летняя одежда придворного и охранная грамота от подделок.

Лукаса Кранаха призвал на службу Фридрих Мудрый, курфюрст Саксонский, герцог-электор (т.е. один из девяти немецких герцогов, имевших право на императорский титул). Его столицей был маленький городок Виттенберг в Тюрингии, по развитию которого герцог имел грандиозные планы, намереваясь превратить его в культурный и художественный центр…

Другие номера издания «Личности»

№ 45/2012
№ 88/2015
№ 87/2015
№ 86/2015
№ 85/2015
№ 84/2015