Личности 77/2015

Владимир Дмитренко

ДЖУЗЕППЕ ГАРИБАЛЬДИ: ЖИЗНЬ РАДИ ЦЕЛИ

Не все, что он делал, было правильно. Но вели его всегда лишь великие и достойные уважения цели, главной из которых было желание объединить свою родину – Италию. И этой цели он достиг.

При этом он сражался за счастье не только итальянцев и всегда стремился быть там, где справедливость выходила на бой против несправедливости

4 июля 1807 года в городе Ницце у капитана и владельца небольшого каботажного судна Доменико Гарибальди и его жены Розы родился сын Джузеппе. Доменико не хотел, чтобы сын пошел по его стопам – труд моряка нелегок! – и мечтал сделать его священником или адвокатом.

Первым наставником Гарибальди был аббат Джиованни Джиаконе – дальний родственник, постоянно живший в их семье. Он преподал Джузеппе основы латыни и богословия. Вторым стал живший по соседству отставной офицер Арена, обучивший мальчика математике, итальянскому языку и римской истории. Его Джузеппе любил больше всего и вспоминал добрым словом всю жизнь.

Но ни профессия адвоката, ни духовная карьера юного сорванца не прельщали. Он с детства мечтал о приключениях и был заводилой у местных мальчишек. А еще страстно любил море и корабли. «Я выучился гимнастике, лазая по вантам или спускаясь по канатам… Я чувствовал призвание к морю. Плавать по морям было, казалось, предназначением моей жизни…» – вспоминал на закате жизни Гарибальди.

Первое самостоятельное плавание Джузеппе предпринял, когда ему было всего 9 лет: тайком угнав вместе с тремя товарищами рыбацкую лодку, отправился в Геную. Правда, добраться туда искателям приключений не удалось – неподалеку от Монако озорников настигли и вернули домой.

И все же противиться желанию сына стать моряком Доменико не стал. Уже в возрасте 10 лет Гарибальди-младший отправился в качестве юнги на бригантине «Констанца» в рейс из Ниццы в Одессу и обратно. А подростком нанялся матросом на одно из торговых судов, курсировавших между Италией и Турцией.

Восточное Средиземноморье было в те времена местом весьма неспокойным. Однажды на корабль напали пираты. Экипаж судна отбивался как мог, и неизвестно, чем бы закончилась схватка, если бы Гарибальди метким выстрелом не уложил наповал главаря шайки, после чего пираты предпочли ретироваться.

Со временем Джузеппе, скорее всего, унаследовал бы корабль отца и сделался неплохим капитаном. Но он все чаще задумывался, отчего итальянский народ, имеющий столь славную историю, прозябает в бедности. И все чаще приходил к выводу, что главнейшей причиной этого является раздробленность Италии, часть которой находилась в то время под властью Австро-Венгерской империи, а часть была разделена между несколькими местными правителями. Жители всех этих государств ощущали себя единым народом, и идея объединения Италии давно уже витала в воздухе.

Стать на путь, который в конечном счете привел к заветной цели, нашему герою помог случай. «Во всех обстоятельствах моей жизни я не переставал спрашивать то людей, то книги о возрождении Италии, и до двадцати четырех лет эти розыски мои оставались тщетными. Наконец в путешествии моем в Таганрог я встретил на моем судне итальянского патриота, который открыл мне глаза». Встреча произвела на Гарибальди огромное впечатление. «Христофор Колумб после долгих блужданий в Атлантическом океане вдруг услышавший радостный крик “земля!”, не был счастливее меня», – утверждал он впоследствии.

Гарибальди тут же вступил в члены основанного тогда в Италии Джузеппе Мадзини тайного революционного общества «Молодая Италия», членом которой был встреченный им Кунео. В том же 1831 году, на обратном пути из России в Италию, в Стамбуле, Гарибальди познакомился с группой изгнанных из Франции и обосновавшихся в столице приверженцев идей французского философа Сен-Симона. Их взгляды на пути реформирования общества были весьма утопичны, но они искренне верили в проповедуемые идеалы всеобщего равенства и братства. Особенное же впечатление на Гарибальди произвел возглавлявший эту группу изгнанников Эмиль Барро: «Точно завеса упала с моих глаз. Горизонт мой расширился, и за вопросом итальянским, национальным, я увидел вопрос об освобождении человечества. До знакомства с Э. Барро я желал посвятить свою жизнь служению родине. Познакомившись с ним, я решил посвятить ее служению всему человечеству».

Вернувшись в Италию, Гарибальди узнал о восстаниях, произошедших в 1830-1831 годах в Папской области и герцогствах Парма и Модена, а также о том, что Мадзини, один из главных вдохновителей и организаторов этих восстаний, был схвачен и приговорен к расстрелу, но сумел бежать и поселился во Франции, в Марселе, продолжая оттуда руководить революционным движением Италии.

Гарибальди направился в Марсель, добился встречи с Мадзини и приступил к подготовке так называемой Савойской экспедиции. Чтобы вести агитацию среди матросов, Гарибальди в 1833 году поступил на службу в сардинский флот, на фрегат «Эвридика». Согласно плану Мадзини, двести заговорщиков должны были собраться в Женеве, а затем вторгнуться в Пьемонт одновременно с двух сторон, призывая народ к оружию. По замыслу руководителей, их должен был поддержать уже сагитированный флот, а после него на сторону восставших должна была перейти и армия.

Командиром операции вторжения в Пьемонт был назначен генерал Раморино. А между тем он считал это предприятие авантюрой и всемерно затягивал начало выступления. Но Мадзини твердо стоял на своем, и в январе 1834 года экспедиция все же началась…

Другие номера издания «Личности»

№ 45/2012
№ 88/2015
№ 87/2015
№ 86/2015
№ 85/2015
№ 84/2015