Личности 79/2015

Яна Дубинянская

ЭММА ГАМИЛЬТОН: ЖИЗНЬ И АТТИТЮДЫ

По легенде, Уинстон Черчилль смотрел фильм о леди Гамильтон больше восьмидесяти раз. А согласно одной из версий, именно он и инициировал его съемки в начале Второй мировой, и не случайно героический адмирал Нельсон в исполнении Лоуренса Оливье провозглашал на экране актуальный в исторической параллели мессидж: с диктаторами нельзя заключать мир.

А леди Гамильтон – прекрасная и трагическая Вивьен Ли – жила на экране единственно своей любовью: «Никакого потом, никакого после».

Реальная, историческая Эмма Лайон, в замужестве Гамильтон, была, судя по всему, личностью не столь романтичной. Но, без сомнения, яркой

Девушка из низов, поднявшаяся в высшие сферы благодаря своей красоте, леди Гамильтон стала легендой еще при жизни. Однако еще в большей степени, чем легендой, она в течение многих лет была для современников предметом сплетен. Увы, именно сплетни разного уровня – основной источник информации об этой женщине, и достоверностью он не отличается. О ранних же ее годах, когда о ней еще не сплетничал никто, известно мало: биографы вынуждены довольствоваться практически одними легендами, расцвечивающими более чем скудный фактаж.

Ее звали Эми Лайон, и родилась она 26 апреля 1765 года в Грейт-Нестоне (по другим данным – в Честере), графство Чешир; сохранилась также запись о ее крещении в местной церкви от 12 мая. Отец Эммы – фигура вариабельная в зависимости от окраски легенды: либо честный труженик, кузнец или дровосек, умерший, когда его дочке было всего пару месяцев, либо же ветреный аристократ, соблазнивший и бросивший простую девушку, но зато наделивший незаконную дочь толикой голубой крови. Мать, Мэри Кидд, куда более реальна: она будет сопровождать свою дочку на всех этапах ее стремительной карьеры. Оставшись одна с ребенком на руках, Мэри уехала к матери, в городок Гаварден в Флинтшире.

Детство Эммы биографам остается только беззастенчиво домысливать, рисуя нашу героиню то сообразительной девочкой, схватывающей все на лету, то маленькой ветреницей и хохотушкой, то маминой помощницей, с детства вынужденной с раннего детства зарабатывать на хлеб то развозкой «маленьких мешочков» угля, то выпасом овец, а то, уже позднее, – присмотром за маленькими детьми. Неизвестно, получила ли она хоть какое-то образование: есть версия, что после получения ее матерью небольшого наследства Эми провела непродолжительное время в пансионе для благородных девиц. С тринадцати лет она служила горничной в доме честерского хирурга Ли Томаса. А затем отправилась в Лондон.

Лондонская ранняя юность Эми Лайон – довольно неоднозначный период ее жизни. Согласно мемуарам самой красавицы, она поступила в столице в услужение в семью Бадд, где подружилась со второй горничной по имени Джейн Пауэлл, мечтавшей стать актрисой. Девушки вместе репетировали роли и устроились в театр Друри Лейн в Ковент-Гарден – для начала горничными актрис. Эмма прислуживала известной лондонской приме Мэри Робинсон и уже вплотную приблизилась к большой сцене…

В интерпретации осведомленных современников начало карьеры мисс Лайон выглядело несколько иначе: вместо респектабельного дома в этой версии фигурирует ювелирная лавка, а вместо крупного лондонского театра – публичный дом средней руки, где наша героиня, впрочем, поначалу тоже служила горничной. А грехопадение ее обставлено сентиментальной легендой: встретив в столице то ли кузена, то ли просто земляка, которому грозила принудительная служба на флоте, юная Эми пошла умолять его потенциального флотского командира (по мнению некоторых биографов, это был капитан Джон Виллет Пейн, будущий адмирал) – и в итоге расплатилась за свободу юноши своим телом. В конце концов она будто бы вернулась в Гаварден беременной и родила девочку, следы которой затерялись; возможно, она умерла в раннем детстве.

В наиболее безжалостной к нашей героине версии, родив ребенка, Эмма Лайон возвращается в Лондон и уже безо всяких сантиментов торгует собой. Было ли так на самом деле или же это домыслы современников, а скорее – злоязычных современниц, сказать трудно. Пожалуй, стоит обратить внимание на тот факт, что Эмма была тогда слишком уж юной – не старше четырнадцати-пятнадцати лет. Впрочем, Британская энциклопедия датирует ее рождение 1761 годом – доподлинно не известно даже это.

Первое достоверное упоминание о будущей леди Гамильтон связано с именем Джеймса Грэма, знаменитого в то время лондонского врача и авантюриста. В молодости Грэм побывал в Америке, где познакомился с Бенджамином Франклином и, понаблюдав его эффектные опыты, увлекся новой материей – электричеством, в котором узрел недюжинный медицинский потенциал. Вернувшись в Англию, доктор Грэм открыл частную практику лечения электричеством. Прошел слух, будто он стажировался в Париже у Франца Месмера и излечивает больных с помощью магнетизма. Появились состоятельные клиенты, а вместе с ними – и стартовый капитал для грандиозного начинания.

В 1779 году в Лондоне неподалеку от набережной Темзы открылся «Храм здоровья» – роскошная клиника Джеймса Грэма с элементами увеселительного заведения и перфоманса. Посетители, уплатившие за вход сумму в две гинеи (по тем временам это было очень дорого), попадали в роскошно отделанные в античном стиле залы, где их встречали прекрасные девушки в хитонах древнегреческих богинь и провожали на электрические процедуры (клиент садился на «электрический стул», получая, впрочем, легкие и приятные разряды) или к «питательным и целебным» грязевым ваннам. Главным же аттракционом «Храма» была «божественная кровать» с электрическими разрядами, за ночь в которой платили 50 гиней (сумма, сопоставимая с годовым доходом среднего джентльмена), получая взамен, согласно уверениям доктора, полное излечение импотенции или женского бесплодия...

Другие номера издания «Личности»

№ 45/2012
№ 88/2015
№ 87/2015
№ 86/2015
№ 85/2015
№ 84/2015