Личности 80/2015

Яна Дубинянская

ИГОРЬ СИКОРСКИЙ: ВОЗДУШНЫЙ КОРАБЛЬ

«В 1900 году в возрасте 11 лет мне приснился удивительный сон, – вспоминал Игорь Иванович. – Я увидел себя идущим по узкому, богато украшенному коридору. На обеих его сторонах отделанные орехом двери, похожие на двери кают парохода. Пол покрыт красивым ковром. Круглые электрические лампы на потолке светятся приятным голубоватым светом. Чувствую под ногами слабую вибрацию и не удивляюсь тому, что это ощущение отличается от знакомой мне вибрации на пароходе или в вагоне поезда. Я принимаю это как нечто само собой разумеющееся, потому что в своем сне знаю, что нахожусь в воздухе на борту большого летающего корабля. Как только я дошел до конца коридора и открыл дверь, чтобы войти в украшенную комнату отдыха, я проснулся.

А потом мне сказали, что человек еще никогда ничего такого не создавал»

Семья Сикорских была большая, патриархальная и религиозная. Иван Алексеевич Сикорский, сын священника, предпочел церковной карьере научную: окончил медицинский факультет Киевского университета, стажировался в Петербурге, получил степень доктора медицины, а затем вернулся в Киев возглавить в университете кафедру психических и нервных заболеваний. Профессор Иван Сикорский работал в новаторских тогда областях педагогики и психологии, однако вольнодумцем ни в коем случае не был: камертоном его бурной общественной и, в немалой степени, научной деятельности всю жизнь оставались монархизм, православие и русский национализм (хотя этнически у него были польские корни). Жена Ивана Алексеевича, Мария Стефановна, в девичестве Темрюк-Черкасова, тоже получила медицинское образование, но, как и большинство замужних женщин в то время, не работала.

Детей у них родилось пятеро – три дочери и два сына, причем их крестными становились члены царской фамилии, что являлось безусловным показателем статуса. Младшего, Игоря, крестили великий князь Петр Николаевич (двоюродный брат императора Александра III) и его мать великая княгиня Александра Петровна. Мальчик родился в Киеве 25 мая 1889 года.

В жизни маленького Игоря Сикорского присутствовали в большом количестве и книги Жюля Верна, и научно-популярная литература, и, конечно, Священное писание; в будущем Игорь Иванович прекрасно совместит научно-технический и практический склад ума с глубокой религиозностью и склонностью к философии. Учился Игорь в Первой киевской гимназии, по окончании которой в 1903 году отправился в Морской кадетский корпус в Санкт-Петербурге. Военная карьера считалась престижной, и младшего сына Сикорские определили в корпус вслед за старшим, Сергеем. Игорь учился хорошо, за три года окончил общий курс – и убедился, что посвятить жизнь морю и погонам не готов.

За это время в мире произошло немало интересного. В России забурлила революция 1905 года. А за океаном в декабре 1903 года поднялся в воздух первый летательный аппарат тяжелее воздуха – «Флайер-1» братьев Райт.

В 1906 году семнадцатилетний Игорь Сикорский впервые отправился в Париж, учиться в технической школе Дювиньо де Ланно. Пробыл он там всего полгода – весной 1907-го умерла мать, юноша вернулся на похороны и остался в родном городе, а осенью стал студентом Киевского политехнического института.

Учился Игорь ровно, по складу ума он был куда больше практиком, чем теоретиком. В отцовском доме младший Сикорский оборудовал мастерскую, где собрал паровой мотоцикл. Однако окончательно он определился с делом жизни летом 1908-го, будучи с отцом на каникулах в Германии. В руки молодому человеку попала газета с описанием впечатлений графа Цеппелина о только что состоявшемся полете на одноименном аэростате, а также не остроактуальной, но подробной статьей о полете аэроплана братьев Райт. «В 24 часа я решил изменить свою жизнь. Я буду изучать авиацию».

В Киевской политехнике шли разговоры об открытии отделения авиации, но профессору Николаю Делоне, энтузиасту воздухоплавания, удалось добиться только учреждения профильной секции. Работала она по четырем направлениям: аэропланы, орнитоптеры (махолеты), вертолеты и двигатели. Игорь Сикорский увлекся вертолетами.

«Мною был в 1908 году построен маленький геликоптер, весивший не более 1/4 фунта, приводившийся в движение резинкой и отлично летавший», – вспоминал Сикорский свои первые опыты авиамоделиста. В книге «Воздушный путь» Игорь Иванович подробно пояснял, почему настоящий вертолет, сделанный по образу и подобию такой модели, не смог бы взлететь. Но тогда, в девятнадцать лет, он был полон решимости и энтузиазма. Дело было за малым: финансированием и материально-технической базой, которой в институте и вообще в России не было. Молодой человек снова запросился в Париж.

 Родные воспротивились. Отец не хотел, чтобы сын бросал институт, брат Сергей доказывал, что создания тяжелее десяти килограммов в природе не летают (страусы, например), высказывались и сомнения в целевой трате круглой суммы, оказавшейся бы на руках у молодого человека не где-нибудь, а в Париже с его многочисленными соблазнами. Но в итоге Игоря все-таки отпустили и поездку профинансировали. В январе 1909-го Сикорский уехал из Киева.

Париж считался на тот момент столицей воздухоплавания. Правда, воспринималась пока эта отрасль скорее экзотическим аттракционом – тем более что львиная доля летательных аппаратов, проектируемых энтузиастами-изобретателями, в воздух так и не поднималась, максимум подпрыгивая над землей. Игорь Сикорский много времени проводил на аэродромах Исси-ле-Мулино и Жювиси, наблюдая за попытками авиаторов взлететь. Встретился с воздухоплавателем Фердинандом Фербером, к которому ему дал рекомендательное письмо Николай Делоне, и тот пригласил его в школу авиаторов, где читал лекции. Школа была чем-то вроде неформальных курсов, и там пионеры авиации делились с неофитами своим еще не слишком оформленным опытом…

Другие номера издания «Личности»

№ 45/2012
№ 88/2015
№ 87/2015
№ 86/2015
№ 85/2015
№ 84/2015