Личности 81/2015

Мальвина Воронова

БЕССМЕРТНАЯ ДУША ФРАНЦИСКА СКОРИНЫ

Несмотря на огромное количество работ, посвященных ему, биография белорусского философа и книгопечатника по сей день – уравнение со многими неизвестными. Решая его, необходимо отвлечься от расхожих истин, преодолеть штампы, довериться интуиции и прислушаться к далекому голосу ушедшего времени.

Здесь миф затенил правду, символ затмил человека, пафос умалил личность. И лишь при чутком отношении к оставленному им самим слову можно восстановить его живой дух

Это была эпоха интеллектуального прорыва, вдохновения, больших открытий и великих людей. Земля становилась «все круглее и домашнее» после того как любознательный Колумб осуществил свои четыре экспедиции и открыл Южную Америку. А затем не менее любопытный Васко да Гама проложил путь из Европы в Индию. Магеллан совершил кругосветное путешествие, а кое-кто из современников задумался и о просторах неба…

Человек Возрождения имел прекрасное воображение, пробуждающее и побуждающее Познание. Не удивительно, что он, по словам Фромма, несколько возгордился и стал помышлять о личном бессмертии. И – какой результат! Настоящая плеяда: Леонардо да Винчи, Тициан, Микеланджело, Дюрер, Кранах... Нет, не случайно Лиза дель Джокондо, жена флорентийского торговца, улыбалась так загадочно и даже несколько снисходительно. Уж не была ли Мона Лиза хранительницей Тайны Ренессанса?..

Нашему герою посчастливилось родиться именно в это время и прекрасно вписаться в плодородный исторический ландшафт. Биография Франциска Скорины – предмет многочисленных научных исследований, которые составляют отдельную отрасль знаний – скориноведение. Здесь, как нередко в научном мире, сплетаются архивное усердие, интеллектуальное бессилие и изучение микроскопических возможностей при макроскопических вероятностях. Дуэль версий и гипотез. И просто мышиная возня вокруг крепкого орешка Истины.

Франциск Скорина родился, предположительно, в 1490 году в белорусском городе Полоцке – некогда процветающем торговом центре Великого княжества Литовского. Отец его, торговец кожами и мехами, Лука Скорина, был воинственного духа. Сохранилась жалоба благочестивых «лучан», в которой они обвиняли подлых «литвин», что они-де «чинят грабеж». Среди злоумышленников было и имя некого Лукиана Скорины. Жалобу передал королю Казимиру IV сам российский посол. И дело, очевидно, пахло международным скандалом, но его удалось уладить.

О матери философа, равно как и о семье в целом, сведений до нашего времени практически не дошло. Встречаются упоминания только о старшем брате Иване, который проживал в Вильно – столице княжества, и его потомках.

Маленький Францишек посещал церковную школу, занимался со священником дома, изучал латинский язык при католическом костеле св. Франциска и св. Бернарда и учился в Вильно, где проживали многие друзья отца, и куда тот частенько наезжал по торговым делам.

Скорее всего, Франциск был прилежным учеником, что подтверждает неукротимая тяга к знаниям, которая была присуща ему всю жизнь. Она в 1504-м и привела его в Краковский университет, на факультет «свободных искусств» – философский. Известно, что дело Лукиана Скорины и его земли в Полоцке унаследовал старший сын, а младший был стеснен в средствах (об этом свидетельствуют акты университета). В жизни он будет пробиваться собственными силами.

В ту пору в Краковском университете имелось четыре факультета: права, медицины, богословия и «свободных искусств», – и велось двухгодичное обучение. Учебный год был разделен на два семестра – зимний и летний. Те, кто не уезжал домой на время каникул, могли слушать лекции по факультативным дисциплинам. На философском факультете преподавались семь свободных наук: грамматика, логика, риторика, арифметика, геометрия, астрономия и музыка. Успешно окончившие первый год учащиеся получали степень бакалавра и продолжали на втором году осваивать «Метафизику» Аристотеля, а также его социально-политические и этические трактаты. По завершению курса им присваивалась степень магистра.

В те времена крошечные окна лекционных аудиторий уже были застеклены, но сквозь них едва-едва пробивался тусклый свет. Занятия начинались затемно. На кафедру ставили свечу, при свете которой профессор читал студентам труд какого-нибудь светоча разума, например, Платона, а затем – толковал его. Лекторы обращались к книгам на латинском, польском и церковно-славянском языках. Учащиеся, сидя на полу, устланном соломой, слушали. Писать в полумраке и без столов было невозможно, а посему услышанный материал закрепляли путем диспутов.

Жил Скорина в старейшей «бурсе убогих» на углу Висленской и Голембной улиц, которая предназначалась для «литвинов» и «русинов». Здесь царил монастырский дух. На частных квартирах селиться запрещалось, а выйти в неурочный час за ворота можно было лишь по особому разрешению. В бурсе имелись библиотека, столовая, часовня и аудитория для лекций. Женщины на территорию не допускались, и бурсаки неизменно должны были носить одежду темного цвета. Впрочем, франты щеголяли в шляпах, украшенных перьями, и в башмаках с загнутыми носами. Возможно, в их числе был и Францишек, хотя это маловероятно: как мы помним, юноша был стеснен в средствах.  

13 декабря 1506 года Скорина сдал выпускной экзамен, и на следующий день ему присвоили степень бакалавра (около двухсот студентов выпускные испытания не выдержали). Канцеляристы Краковского университета имели привычку на страницах метрик, хранившихся в архивах, делать пометки относительно того, каких высот добились их бывшие ученики. В документах Франциска никаких записей не обнаружено...

Полную версию материала читайте в журнале Личности №81/2015

Другие номера издания «Личности»

№ 45/2012
№ 88/2015
№ 87/2015
№ 86/2015
№ 85/2015
№ 84/2015