Личности 81/2015

Алексей Краевский

ГОРАЦИО НЕЛЬСОН: RULE, BRITANNIA!

Когда нацисты готовились к высадке на Британские острова, Гитлер мечтал вывезти из Лондона особую добычу. Фюрера прельстила 46-метровая колонна, стоящая на Трафальгарской площади и увенчанная статуей адмирала Нельсона. В секретных планах подчеркивалось: «Колонна Нельсона символизирует военно-морскую мощь и мировое господство Великобритании. Символом германской победы станет перенос колонны в Берлин».

Вторжение не состоялось – старушка Англия оказалась такой же неприступной, как и во времена Горацио Нельсона. А каменный адмирал по-прежнему красуется на Трафальгар-сквер, напоминая о своих подвигах во славу Британии

Будущий флотоводец появился на свет 29 сентября 1758 года в местечке Бернем-Торп в графстве Норфолк на востоке Англии. Его отец, преподобный Эдвард Нельсон, был потомственным священником. Мать, урожденная Кэтрин Саклинг, происходила из знатного английского рода и скончалась в 1767-м.

Наш герой стал шестым из одиннадцати детей. Трое юных Нельсонов умерли во младенчестве, и Горацио тоже родился очень слабым. Не надеясь, что ребенок выживет, его поспешили окрестить – уже на десятый день.

Горацио не умер, но постоянно хворал и отличался субтильным телосложением. Тем не менее он рос настоящим сорвиголовой. Тщедушный мальчуган не боялся никого и ничего. В школьные годы он прославился дерзким налетом на директорский сад: хотя никто из товарищей не рискнул составить ему компанию, трофейными грушами лакомились все. Зато в учебе Нельсон не преуспел – до конца жизни он будет писать с грубейшими ошибками.

Мальчика манили приключения, а не учение. Его кумиром стал родной дядя – капитан Морис Саклинг, служивший в британском флоте и отличившийся в годы Семилетней войны. Рассказы о морских подвигах будоражили детское воображение. И когда Нельсону исполнилось двенадцать, Горацио упросил послать его к дядюшке.

Сам капитан Саклинг отнесся к этой затее скептически: «Чем провинился бедный Горацио, что именно ему, самому хрупкому из всех, придется нести морскую службу? Но пусть приезжает. Может, в первом же бою пушечное ядро снесет ему голову и избавит от всех забот!»

В 1771 году Нельсон был зачислен юнгой на дядин корабль «Резонабль». Вскоре выяснялось, что Горацио страдает морской болезнью, но упрямого подростка это не остановило. Под руководством дяди он старательно овладевал флотской наукой. Уже через год Нельсон станет мичманом.

В ту пору на морях царило затишье: никто не решался бросить вызов Британской империи и ее флоту. Капитан Саклинг был вынужден довольствоваться дозорной службой у берегов Англии. Но, задействовав свои связи, он обеспечил племяннику хорошую морскую практику. Сначала Нельсона удалось пристроить на торговое судно, плывшее в Вест-Индию. А в 1773 году Горацио был включен в состав британской полярной экспедиции – его взяли рулевым на корабль «Каркасс».

Путешествие на крайний север закалило Нельсона, хотя и не увенчалось успехом: англичане были вынуждены повернуть назад из-за непроходимых торосов. Четырнадцатилетний мичман стойко переносил все тяготы экспедиции. Однажды, во время стоянки во льдах, Горацио заметил неподалеку белого медведя. Недолго думая, он схватил мушкет и самовольно погнался за хищником. Настичь медведя не удалось, а по возвращении пришлось держать ответ перед капитаном. Нельсон пояснил, что хотел подарить медвежью шкуру своему отцу. «Лучшим подарком станет известие о том, что ты остался жив после этой охоты», – отрезал капитан. Однако юношеская отвага пришлась ему по душе, и Горацио не был наказан.

Вернувшись из экспедиции, Нельсон – опять-таки по дядиной протекции – получил место на бриге «Сихорс» и отправился в Ост-Индию. Корабль курсировал по Индийскому океану, сопровождая торговые караваны и перевозя ценные грузы. В феврале 1775 года «Сихорс» был атакован двумя пиратскими судами. После недолгой перестрелки пираты ретировались, но этот эпизод стал для Нельсона боевым крещением.

Увы, через некоторое время Горацио заболел малярией, был списан с корабля и отправлен на родину. Больного одолевали не только физические, но и душевные страдания. Позднее Нельсон вспоминал: «Сначала меня донимало чувство, что я ничего не добьюсь в своей профессии. Головa шлa кругом от тех трудностей, которые мне придется преодолевaть, интерес к службе почти пропaл. Я не видел способа достичь своей цели. Но после долгих мрaчных рaздумий и дaже желaния выброситься зa борт во мне вдруг зaжглось плaмя пaтриотизма. Я предстaвил себе, что мне покровительствует сaм король и вся стрaнa. “Ну что ж, – воскликнул я, – я стaну героем, и Провидение поможет мне преодолеть любые опaсности!”»

Юный патриот пошел на поправку, а возвратившись в Англию, продолжил службу во флоте. Весной 1777 года Горацио сдал экзамены на лейтенантский чин. Обычно в лейтенанты производили с двадцати лет, а Нельсону минуло лишь восемнадцать, но его ответы признали блестящими. Впрочем, это было неудивительно: в экзаменационной комиссии председательствовал любимый дядюшка Нельсона – все тот же капитан Морис Саклинг.

Новоиспеченный лейтенант получил назначение на фрегат «Лоуэстоф», направлявшийся в Вест-Индию. К тому времени у британского флота появился долгожданный противник. В 1776 году североамериканские колонисты под предводительством Джорджа Вашингтона восстали против английской короны. Вскоре повстанцев поддержали Испания и Франция – извечные соперницы Англии.

Правда, ни «Лоуэстоф», ни бриг «Беджер», на котором Нельсон служил впоследствии, в боевых действиях не участвовали. Они подрывали вражескую торговлю, охотясь за контрабандистами. Тем не менее Горацио сумел проявить себя с лучшей стороны. Уже в двадцать лет он был произведен в капитаны и назначен командиром фрегата «Хинчинбрук».

Полную версию материала читайте в журнале Личности №81/2015

Другие номера издания «Личности»

№ 45/2012
№ 88/2015
№ 87/2015
№ 86/2015
№ 85/2015
№ 84/2015