Личности 82/2015

Юрий Белецкий

УСТОЙЧИВОЕ РАЗВИТИЕ НЕЕСТЕСТВЕННОГО ОТБОРА

                                                                                 Успех – вот что создает великих людей.

                                                                                                                 Наполеон Бонапарт

Трудно отказать Наполеону в ясности и напористости мысли. Но трудно и согласиться. За двести лет очень изменились и сфера применения, и само значение слова «успех». Если сегодня поглядеть на успешных людей вокруг, то становится очевидно, что относительное число великих среди них не больше, чем кашалотов среди трески и селедки. Да, конечно, были и есть «успешные селедки», но успех всегда был «олицетворен», даже если это результат действий всего «косяка».

А сам факт и неизбежность обязательной персонификации нередко вызывал острые споры о роли личности в истории. Но эту дискуссию оставим в сторонке и лучше обсудим, как «успешные» возникают, как работает общечеловеческая подготовка специалистов и общечеловеческий отдел кадров.

Противоречивое экономическое и общественное развитие постоянно создает возможности для индивидуальностей, но какая особь окажется в нужный момент в нужном месте, видимо, предсказать и спланировать невозможно. Тем более, что «вакансии для великих» неожиданно возникают и также неожиданно исчезают. Конечно, общество в каждый момент не только формирует запрос (например, требуется два поэта, тридцать генералов, восемь министров, один музыкант, три изобретателя и т.п.), но и предлагает возможный ответ (есть в наличии один поэт, двести генералов, пятнадцать министров и т.д.). Несовпадение запроса и ответа – постоянный стимул для трансформации «системы подготовки кадров».

До некоторого времени процесс производства лучших имел сходство с естественным отбором, который предполагает существенное влияние случая на результат. Однако естественный отбор – жестокая вещь. И как фактор снижения риска физической гибели особи или смягчения ударов конкурентной среды принципиально не работает даже родительская, дружеская или групповая поддержка. В нынешнее время отбор перешел в руки государства и становится менее жестоким по форме, но более беспощадным и неуклонным по содержанию. Теперь вместо стихийных (так казалось!) законов выживания – рациональное и бездушное управление.

Заметим сразу, что наши рассуждения относятся к основной по численности части общества, без учета трех- или пятипроцентных крайностей в виде гениев и идиотов. То есть, речь идет об основном потоке человеческих жизней и дел.

Столетия эта основная масса общества находила свое призвание, опираясь на культуру, опыт и знания своей семьи. Структура занятости понемногу изменялась, но эти опыт и знания по-прежнему оставались уникальным капиталом для путешествия по жизни. Несколько иначе обстоят дела сейчас, во времена быстрых перемен. По социальным и политическим мотивам государство все активнее берет под контроль процесс образования и воспитания, откровенно подавляя отклонения от некой «нормы», очень средней во всех смыслах, и расширяя вмешательство в индивидуальную жизнь семьи.

Естественно, относительная роль традиционного «родительского капитала» неуклонно падает. Для уникальности развития детей у родителей инструментом остаются только деньги. Именно деньги позволяют создавать индивидуальные особенности образования и развития, а учитывая высокую «технологичность» многих новых профессий, то и выбор перспективного жизненного поприща.

Вывод: успех будущих людей все меньше будет опираться на знания, навыки и культуру родителей, а все больше – на их финансовые возможности. Так как передовые сферы деятельности будут требовать все более специальной подготовки, то естественно, что кадровое наполнение для «штучных» профессий будет приходить из этой «привилегированной» среды. Вряд ли вектор движения такого «естественного» отбора изменится.

А значит, через пару поколений мы столкнемся с суровой правдой нового расщепления общества на условно «умных» (получившим навыки и знания) и условно «глупых» (обладающих стандартным образованием). Причем «глупые» будут воспроизводить «глупых», так как, получив стандартное образование и воспитание, это будут люди, которые уже умеют читать, но еще не будут понимать, что стоит читать. Экономическое развитие и политическая целесообразность позволят сносно кормить и развлекать эту стандартную часть общества. Хотя для людей без индивидуальной «изюминки» несколько сужается область применения, зато в таком обществе для них намного больше вакансий.

Так на основе социального неравенства возникнет и закрепится новое интеллектуальное неравенство. И если первое могло быть осознано и вызывать протест (история тому дает примеры), то во втором случае это не может помешать счастью существования и привести к социальному напряжению.

Заметим, что вывод основан на усреднении больших чисел, поэтому локальные исключения сохраняются, а значит, социальный и интеллектуальный лифт не закрывается. Тем более, если верить авторитету Аристотеля: «люди необразованные в глазах толпы кажутся более убедительными, чем образованные». Поэтому некоторые сферы, например политика, надолго останутся в их руках.

 

Юрий Белецкий

Главный редактор

Другие номера издания «Личности»

№ 45/2012
№ 88/2015
№ 87/2015
№ 86/2015
№ 85/2015
№ 84/2015