Личности 84/2015

Яна Дубинянская

ФАРЛИ МОУЭТ: С ВОЛКАМИ ЖИТЬ

Он жил в канадской тундре, водил знакомство с семьей волков, изучал под микроскопом их экскременты, по-волчьи метил территорию и ел мышей-полевок.

Он путешествовал по советской Сибири, встречал официальную организацию в шотландском килте, дружил с якутским коллегой и получил звание заслуженного оленевода Колымского совхоза.

Он защищал волков, оленей, китов, малые народы Севера и обитателей океанов, протестовал против войны во Вьетнаме, вредных химических производств и гонки ядерных вооружений.

 «Я писатель, и прежде всего писатель, – сказал Фарли Моуэт, отвечая на вопрос журнала «Вокруг света» о профессии на его визитке. – Все остальное, можно сказать, писательская специализация»

«После того, как я попал под влияние моего двоюродного дедушки Фрэнка, я стал просто  наказанием для  моих родителей. Когда мне было пять лет (…), во время своей первой экспедиции молодого, но подающего надежды ученого я нашел и принес домой коровий череп и двух черных змей и поместил все это под своей кроватью».

Раннее детство Фарли Макгилла Моуэта, который появился на свет 12 мая 1921 года, прошло на берегах Онтарио, в городах Бельвиль, Ричмонд-хилл, Трентон и Виндзор одноименной канадской провинции. Это было детство, проведенное бок о бок с животными: дедушка-натуралист утверждал, что для изучения животных необходимо пожить рядом с ними, если не в их естественной среде, то хотя бы у себя дома.

В домах и квартирах, которые арендовало, перемещаясь с места на место, семейство Моуэтов, жили гремучие змеи и речные сомики, белки и черепахи, не говоря уже о кошках. А появлению в семье собаки по кличке Матт Фарли Моуэт посвятил одну из первых своих автобиографических книг – «Собака, которая не хотела быть просто собакой», и это рассказ о детстве, замечательном во всех отношениях.

Его начало приходится на 1929 год – тяжелые времена для Америки, охваченной Великой депрессией. Семья Моуэтов снялась с места и переехала на сей раз далеко, полностью поменяв ландшафт и жизнь. «Я не знаю, какие соображения побудили моего папу променять спокойную жизнь чиновника в Виндзоре на весьма неустойчивое будущее библиотекаря  в Саскатуне. Возможно, что его неудержимо поманило само название: Саскатун в Саскачеване».

Ангус Моуэт, судя по воспоминаниям сына, был человеком очень неординарным. Он собственноручно, с помощью сына, собрал автоприцеп для переезда семьи, оснащенный изнутри, словно корабль. В нем Моуэты проследовали через всю страну из лесистой озерной провинции Онтарио в степной и засушливый Саскачеван, где Моуэт-старший позже построил лодку и отважно пытался путешествовать на ней по местным пересыхающим рекам. А еще он, устроившись работать в местную библиотеку, в свободное время писал роман. И охотился на уток вместе с сыном и тем самым Маттом, собакой новоизобретенной им (для окружающих) породы «охотничья поисковая принца Альберта». Что же касается матери Фарли, она принимала авантюры мужа как данность, демонстрируя виртуозные высоты «семейной дипломатии».

«Моуэты были семейством неугомонных – папа-то уж точно был неугомонным, – писал Фарли. – Мама мирно соглашалась остаться навсегда почти в любом месте, которое вскоре оказывалось для нас временным пристанищем; папу же всегда манили далекие горизонты».

В Саскатуне Фарли ходил в начальную школу, оставляя дома пару ушастых сов, которые пытались увязаться за ним и однажды настигли-таки хозяина посреди урока французского, до смерти напугав учительницу; мальчику пришлось объясняться с директором. Это единственный школьный эпизод в книге Моуэта: значительно большее место занимают описания каникул, всегда отмеченных путешествиями, которые он совершал вместе с отцом или всей семьей. Например, в 1934 году, как только Фарли сдал последний экзамен, семья отправилась в автомобиле на побережье Тихого океана. А в следующем году дядя-орнитолог взял четырнадцатилетнего Фарли с собой в путешествие по Арктике.

«Мое увлечение животным миром вскоре перешло в настоящую страсть», – писал Фарли. В путешествиях и дома он со жгучим любопытством юного натуралиста наблюдал животных, от диких птиц до скунсов, лакомившихся яблоками в подвале. Живо интересовала его и анатомия: однажды, вскрывая в тазике мертвого грызуна, подросток совершенно машинально перенес это увлекательное занятие за обеденный стол, где сидели гости.

Первую свою заметку юный Фарли Моуэт опубликовал в саскатунской газете «Star-Phoenix» (где затем начал вести еженедельную колонку о птицах), а дома выпускал собственный листок о животных под названием «Nature Lore».

В 1935 году Моуэты покинули Саскачеван и вернулись в провинцию Онтарио, к большой воде, где глава семьи первым делом купил настоящее судно. Плавая на отцовском корабле по заливу Куинт, Фарли высаживался на островах, где гнездились колонии птиц, и кольцевал крачек, чаек и бакланов. Вскоре он стал студентом биологического факультета университета в Торонто, но окончить обучение ему не удалось.

Летом 1939-го Фарли Моуэт вместе с однокашником Фрэнком Банфилдом отправились в экспедицию в Саскатун. Банфилд собирался изучать млекопитающих, Моуэт – птиц, и оба, чтобы раздобыть денег на поездку, авансом запродали будущие коллекции Королевскому музею Онтарио. По возвращении Банфилд опубликовал свои полевые заметки в профильном журнале, а Моуэт не успел – он сделает это только по окончании Второй мировой.

О войне Фарли Моуэт тоже напишет книги: «The Regiment» («Полк») и «And No Birds Sang». Название второй можно было бы перевести как «Здесь птицы не поют», но перевода на русский военная проза Моуэта не дождалась.

Он служил в звании младшего лейтенанта, в составе батальона Канадской армии был переброшен в Англию, а затем участвовал в операциях союзников в Италии, в высадке на Сицилии...

Другие номера издания «Личности»

№ 45/2012
№ 88/2015
№ 87/2015
№ 86/2015
№ 85/2015
№ 83/2015