Личности 85/2015

Татьяна Винниченко

ДАНИЕЛЬ ДЕФО: ЖИЗНЬ И НЕОБЫЧАЙНЫЕ УДИВИТЕЛЬНЫЕ ПРИКЛЮЧЕНИЯ

«Он среднего роста, худощав, около сорока лет от роду; лицо смуглое, волосы темно-каштановые, но носит парик; глаза серые, нос с горбиной, подбородок острый, над углом рта большая родинка. Родился в Лондоне и долгое время держал чулочную лавку в Фрименс-Ярде, в Корнхилле, а теперь владеет черепичным заводом в Тильбюри, в графстве Эссекс. Кто укажет место пребывания означенного Дефо одному из статс-секретарей или мировых судей Ее Величества и будет способствовать его поимке, тот получит вознаграждение в пятьдесят фунтов стерлингов, каковую сумму Ее Величество повелела выдать разыскавшему Даниеля Де Фо»

                                                                «Лондонская газета» от 10 января 1703 года

В перечне литературных текстов, вышедших из-под пера Даниеля Дефо, «Робинзон Крузо» (оригинальное название этого объемного трехтомного романа гораздо длиннее) значится под номером 412, – и список еще продолжается. Среди этого огромного массива страниц многое написано от первого лица, иногда условно авторского, но чаще вымышленного – псевдоавтобиографичность как литературный прием первым освоил именно Дефо. Однако настоящей автобиографии он так и не написал. И мы не знаем даже самого простого – даты его рождения. Некоторые биографы считают таковой 30 сентября – день рождения (и начала жизни на острове) Робинзона Крузо.

Фламандцы Де Фо появились в елизаветинской Англии в конце XVI века: в те времена многие протестанты бежали от утеснений в эту относительно веротерпимую страну. Осев в графстве Нортгемптоншир*, в Восточной Англии, возле города Питерборо, крупного текстильного центра, они уже через поколение потеряли дворянскую частицу фамилии и стали называться просто Фо; в свое время наш герой приложит немало усилий к тому, чтобы восстановить дворянство, а привычное нам слитное написание фамилии войдет в обиход уже после его смерти.

Джеймс Фо, отец нашего героя (как подсчитали биографы, он практически ровесник Робинзона Крузо),– после окончания сельской школы отправился в Лондон, где был принят в цех мясников; это была необходимая формальность, а реально он занялся свечной торговлей. Из приходской книги церкви Святого Джайлса известно, что к 1660 году Джеймс Фо проживал в лондонском Сити возле Криплгейт с женой и двумя дочерьми. Энни Элис Фо (ее девичья фамилия неизвестна) была коренной англичанкой, из йоменри, ее брак с торговцем из семьи эмигрантов по тем временам мог считаться мезальянсом.

О сыне в приходских книгах отметки нет, однако, скорее всего, родился он именно в 1660-м – в год, когда после смерти Оливера Кромвеля рухнула английская республика и в результате реставрации на престол взошел король Карл ІІ. Почти четверть века его правления остались в исторической мифологии страны как «золотые деньки короля Чарли» – время без особенных бед и социальных потрясений. Тем не менее, уже на детство Даниеля пришлись одно за другим несколько драматических событий.

В 1662 году английский парламент принял очередной «Акт о единообразии», закреплявший статус англиканской церкви как единственной законной в стране. Предки Дефо были протестантами-диссентерами («несогласными»), и Джеймс Фо, а за ним и сын, отныне исповедовали свою веру нелегально.

В 1665 в Лондон пришла эпидемия чумы. Среди многочисленных литературных произведений Дефо – «Дневник чумного года»; документальность этого текста исследователи оспаривают, хотя ссылается автор на близкого родственника – своего дядю, мастера-шорника Генри Фо, который будто бы вел тогда дневник и подробно описал жуткие реалии эпидемии: в Лондоне ее называли Посещением, и число жертв составило пятую часть населения города. Джеймс Фо с семьей, по-видимому, из зачумленного Лондона успел уехать на малую родину, в Нортгемптон.

«С удрученным сердцем вспоминаю я и то, – писал Дефо, – что помню хорошо, хотя был совсем еще зелен. Имею в виду большой лондонский пожар…» Лондон горел в 1666 году, количество жертв составило всего шесть человек, но Сити выгорел практически дотла; вероятно, пострадал и дом Дефо. Одновременно вспыхнула очередная морская война с Голландией. Военные действия докатились почти до столицы, в 1667-м голландцы блокировали Темзу, в ее устье уничтожили британский флот, и в Лондоне поднялась паника ввиду возможной высадки врага. А через год у Даниеля умерла мать.

Известно, что в десять лет мальчик серьезно заболел, и его возили на воды в графство Кент на юге Англии. И только затем окрепшего Даниеля отдали учиться – сначала в частный пансион в Доркинге (графство Суррей), к югу от Лондона, а затем в духовную академию в Ньюингтоне. Оба учебных заведения держали протестанты-диссентеры; отец готовил Даниеля к не самой спокойной и даже опасной духовной карьере вне лона официальной церкви.

«Было такое учебное заведение, – писал Дефо, – где преподавал человек, светлая голова, умевший передать своим ученикам нужные знания. Учил он ясному пониманию вещей и столь же ясному выражению своих мыслей. Так и вышли из числа его воспитанников мастера родного языка. А были среди них Тимоти Крузо, Ганют из Ярмута, Сэмюель Весли из Дартмута, Даниель Дефо и еще двое-трое, которые могли бы составить славу своего учителя, но сделались мучениками…»

В этом отрывке интересно не только то, что Дефо комплиментарно пишет о себе в третьем лице (текст публиковался анонимно), но и фамилия его однокашника. Тимоти Крузо впоследствии стал протестантским проповедником, однако Даниель Дефо, как и его самый харизматичный герой, выстроил свой жизненный путь вразрез с родительскими планами. «Беда всей моей жизни заключалась в том, что был я подвигнут на это поприще, беда была и в том, что я его покинул», – впоследствии писал он.

 

* В настоящее время город относится к Кембриджширу.

Другие номера издания «Личности»

№ 45/2012
№ 88/2015
№ 87/2015
№ 86/2015
№ 84/2015
№ 83/2015