Личности 85/2015

Юлия Шекет

ГОТФРИД ЛЕЙБНИЦ: САМЫЙ УЧАЩИЙСЯ ИЗ СМЕРТНЫХ

Имя Лейбница у большинства людей ассоциируется прежде всего с математикой. В том числе и у тех, кто весьма смутно представляет себе суть его самого знаменитого открытия – дифференциального исчисления. Однако немецкий ученый интересовался и занимался буквально всем: в его размышлениях и работах находилось место логике и теологии, физике и политике, юриспруденции и истории…

Ему было дело до всего на свете – от умозрительных рассуждений о создании универсального языка науки до практических изобретений и проектов. Можно было бы сказать, что этот человек разменивался на мелочи, ведь при его жизни из множества разбросанных им интеллектуальных зерен проросло не так уж много. («Кто знает меня по законченному – тот меня не знает», – говаривал он сам.)

Но, если продолжать земледельческую аналогию, то можно утверждать, что на вспаханном Лейбницем поле собирают урожаи до сих пор

Оставалось два года до конца Тридцатилетней войны, обескровившей германские земли, когда в рукописной хронике семьи Лейбницев появилась запись: «21 июня*, в воскресенье, 1646 года родился мой сын Готфрид Вильгельм». Автор этой записи, Фридрих Лейбнюц (именно так звучала тогда его фамилия), был человеком в родном Лейпциге весьма уважаемым. Потеряв родителей в юности, он изучал право, работал нотариусом, в трудные военные годы активно и успешно участвовал в управлении университетом, и за шесть лет до рождения младшего сына сделался профессором морали (в современных терминах – этики). К тому времени сей почтенный муж уже успел дважды жениться и дважды овдоветь (от первого брака остались сын и дочь). Катарина Шмук, третья его жена, была дочерью видного юриста, профессора права. Кроме сына Готфрида, она подарила супругу дочь Анну, – та впоследствии вышла замуж за священника и умерла молодой.

В ученом семействе царила весьма религиозная атмосфера. Фридрих растроганно подмечал, что его малыш при крещении возвел очи горе, а в нежном возрасте, упав со стола, совсем не пострадал – и отец выводил из этих несомненных примет божественное вмешательство и великое предначертание для своего потомка. Он рано выучил сына грамоте, читал ему книги по истории… Но благочестивый профессор скончался, когда мальчику было всего шесть. Со временем Готфрид в порядке признания заслуг родителя удостоился чести стать студентом университета «без принесения присяги» – а фактически это выглядело как поступление в солидную Николайшуле.

Маленький Лейбниц был необычным ребенком: «сухие и скучные» для многих дисциплины приводили его в искренний восторг, а учения всегда было ему не много, но мало. «Казалось, что он избрал судьбу своим учителем и слышал какой-то голос, говоривший ему: бери и читай…» – так описывал он позже (от третьего лица) начало своего научного пути. И Готфрид брал и читал все, что попадало в поле зрения. Даже труды античных авторов, еще не зная латыни: сличал с немецким текстом, перечитывал сначала – и постепенно вникал. Узнавший о таком непорядке учитель потребовал отнять у ребенка недетскую литературу: мол, Ливий идет восьмилетнему мальцу, «как котурн пигмею»! Но, к счастью, образованный сосед, побеседовав с мальчиком, убедил родственников, что таланту развитие только на пользу, и уговорил дать ему доступ к богатой отцовской библиотеке.

Вундеркинду достаточно было того, что взрослые не вмешивались в его занятия, постоянная тяга к новому не пресекалась, и он продолжал жадно впитывать и анализировать. В 12 он уже «свободно понимал латынь и начал понимать по-гречески», а в 13 прославился на всю школу, сложив вместо старшего ученика триста гекзаметров к празднику. В 14 мечтал о создании «азбуки человеческих мыслей», изучал Лютера и его оппонентов и задумывался, каким образом примирить идеи управляющего всем Провидения и присущей человеку свободной воли. Его любимым досугом было, прогуливаясь в рощице, размышлять о «предикативах» или «субстанциональных формах». В 15 юноша стал студентом университета, где когда-то преподавал его отец. А через два года, защитив бакалаврскую работу «О принципе индивидуальности», перешел в Йенский университет, куда его привлекла слава авторитетнейшего математика Эрхарда Вейгеля. До того логическому уму Лейбница ощутимо не доставало математических знаний: эту науку преподавали в Лейпциге весьма неудовлетворительно. Вейгель же, помимо прочего, разрабатывал принципы применения методов математики к социальной и нравственной жизни. И его идеи «моральной арифметики» и возможности «поверить алгеброй» все на свете – вплоть до бытия Божия! – оказались очень близки его ученику.

Кроме того, студент Лейбниц серьезно погрузился в изучение юриспруденции. «Я был в состоянии без труда понимать все законы, и поэтому не ограничился теорией, но посмотрел на нее сверху вниз, как на легкую работу, и жадно ухватился за юридическую практику, – так описывал он свою новую научную страсть. – У меня был приятель в числе советников лейпцигского надворного суда. Он часто приглашал меня к себе, давал мне читать бумаги и показывал на примерах, как должно судить. Я вникал в глубь науки, обязанность судьи мне чрезвычайно нравилась, но адвокатские крючки были мне противны, поэтому я никогда не хотел вести процессы…» При этом в своих работах он продвигал идеи о необходимости широкого применения возможностей философии, логики и математических методов по отношению к праву.

Покуда мысль Лейбница устремлялась к высоким материям, невеселые события не раз опускали его на землю. Еще в 1663 году, вскоре после защиты им бакалаврской работы, умерла его мать. Спустя три года в Лейпциге молодому ученому было отказано в докторской степени, которую он пытался получить. Биографы охотно пересказывают историю-анекдот о коварной деканше: ее  замечание, что, дескать, «не мешало бы прежде отрастить бороду», так обидело юношу, что он развернулся на пороге и не только не пробовал повторно нанести визит декану, но и навсегда покинул родной город. Сам ученый обтекаемо объяснял свое решение тем, что «вздумал путешествовать», когда «заметил интриги соперников».

 

* 1 июля по новому стилю.

Другие номера издания «Личности»

№ 45/2012
№ 88/2015
№ 87/2015
№ 86/2015
№ 84/2015
№ 83/2015