Личности 86/2015

Юрий Белецкий

НАЦИОНАЛИЗАЦИЯ ГЕРОЯ

                                                                                                    Элита не в состоянии понять,

                                                  а народ не в состоянии сформулировать национальную идею.

                                                                                                                      Эдвард Кронекер

 

Обычно биографии личностей в энциклопедиях и справочниках начинается примерно так: «немецкий инженер…», «испанский писатель…» или, например, «французский актер…». И мы полагаем, что речь идет о немце, испанце или французе. Понятно, что в ряде случаев это условность, и ее признают припиской вроде «американский генетик испанского (итальянского, китайского или иного) происхождения». Часто эта приписка говорит о стране проживания родителей героя или их этнической принадлежности.

Но судьбы многих известных людей не так легко однозначно отнести к какой-либо национальной общности. Вот несколько примеров:

Математический гений XVIII века Леонард Эйлер в Западной Европе известен как швейцарский математик. Однако при более пристальном взгляде обнаруживается, что родину он навсегда покинул в 20 лет, отправившись в Россию. Там проработал 15 лет, затем 25 лет – в Германии, после чего, почти полностью ослепнув, вернулся в Россию, и последние, кстати, весьма плодотворные, 15 лет своей жизни прожил в этой стране, где и был похоронен. Его огромное научное наследие принадлежит всему миру, но ученым какой страны считать его?

Французский скульптор и основатель музея восковых фигур мадам Тюссо – Мари Тюссо (в девичестве – Мари Гросхольц) создала одно из самых посещаемых мест в Лондоне и там же похоронена. Англичане гордятся ее детищем, но считают ее француженкой. Следует заметить, что она родилась в Страсбурге (Эльзас) за двадцать лет до того, как город стал французским. Так что она скорее немка.

Единственная женщина, получившая Нобелевскую премию дважды, – Мария Склодовская-Кюри, известна как французский физик и химик, хотя всегда была польским патриотом и один из открытых ею новых химических элементов назвала в честь своей родины Полонием. Однако везде и для всех она – француженка. Возможно, потому что вышла замуж за француза?..

А как вообще определяется национальная принадлежность? Принято, что основой служат два фактора: национальность родителей и место рождения человека. Начнем с родителей. Их двое, и для ребенка все просто и легко определить, если родители почти тождественны (культурно и этнически). Но если тождества нет, культуры и нации разные, тогда уже намного сложнее. А еще влияет на национальную идентификацию перемещение на новые территории с иной культурой. Примеров, когда родители с ребенком поменяли страну проживания, довольно много, немало и случаев, когда сам будущий герой оставил родной край в поисках своей судьбы. В наше время ежедневная мобильность населения Земли такова, что Великое переселение народов в раннее Средневековье сравнимо с поездкой летом на дачу.

Но есть и второй фактор. Естественно, каждый рождается в какой-то момент в какой-либо точке Земли (пока?!). И в этот момент эта точка имеет определенное этническое, культурное и социально-политическое наполнение. Но в силу постоянного изменения политических и иных условий фон имеет смысл только в определенное историческое время. Поэтому нередки случаи, когда родившиеся в одной географической точке с разницей во времени от недели до тысячелетия оказывались подданными разных государств.

Если к этому добавить многоэтапное этническое смешение, то неудивительно утверждение генетики: у нас у всех есть общая прапрапрапрапрапра…бабушка – митохондриальная Ева. А раз все мы родственники, то разделение на нации очень условно.

Тем не менее понятие нации существует и, как писал поэт Маяковский, «значит – это кому-нибудь – нужно». И это правильно: существует современная научная точка зрения, что нация – феномен в первую очередь политический, и только потом – этнический. И основная задача нации – сохранить общую для всех граждан государства культурную идентичность в политических интересах. Для этого повсеместно существуют министерства культуры, задача которых – определять формат национальной культуры. В том числе и национальную принадлежность героев.

Многие согласятся, что ценность и значение любого человеческого сообщества определяется суммарной ценностью его членов. Поэтому таланты и выдающиеся способности личностей следует поддерживать и оберегать. Однако исторический опыт свидетельствует об обратном: чаще личность героя рождается в результате борьбы. Ему надо преодолевать и надежды родителей, и зависть коллег, и косность окружения, и идеологическую враждебность. И множество иных препятствий. Случаи, когда власть тебя поддерживает во всех твоих делах и желаниях, практически не встречаются. Но вот окончен земной путь, и герой становится Героем – незаменимым, неповторимым, и без него мир пуст и холоден. Тогда и наступает время правильно его соединить с национальным фоном и потребностями власти.

Нации – политические институты, поэтому в интересах своей элиты они находятся в непрерывной конкурентной борьбе, и один из важнейших инструментов этой «войны всех против всех» – героическая мифология. И то, что тут нет математически строгих определений основных понятий, только упрощает их политическое производство.

И последнее. Условная или искусственная национализация героев отражает объективный процесс объединения некоторых человеческих общностей для сохранения общих морально-этических ценностей. То есть сохранение знаний и имен героев – необходимое условие исторического воспроизводства человеческого сообщества, своеобразный национальный алфавит, позволяющий поколениям прочитать, понять и наследовать нематериальные ценности. Исторически слабая сторона этого процесса – растущее доминирование материальных ценностей. Объективно процесс экономического развития значительно мощнее, и он разрушает все препятствия на пути свободного движения капитала и ресурсов. А универсальная способность денег превращаться в любые товары и услуги уже привела к монетизации ценностей. Устоят ли национальные государства перед цунами глобализации, нам неведомо. Но если прислушаться к замечанию шотландского писателя Джорджа Дугласа что «об идеалах нации можно судить по ее рекламе», то положение оптимизма не внушает.

Юрий Белецкий

Главный редактор

Другие номера издания «Личности»

№ 45/2012
№ 88/2015
№ 87/2015
№ 85/2015
№ 84/2015
№ 83/2015