Личности 86/2015

Тарас Лысенко

МИТРОПОЛИТ ВЛАДИМИР: ПУТЬ ПАСТЫРЯ

Дважды он мог оказаться во главе Русской православной церкви. На выборах патриарха в 1990-м митрополит Владимир занял второе место. В 2009-м патриарший престол вновь оказался вакантным, а шансы на избрание – очень высокими. Но на этот раз Владимир сам отказался от выдвижения: «Я желаю предстать перед Богом сто двадцать первым митрополитом Киевским. Шестнадцатым патриархом Московским и всей Руси пусть будет тот, на кого укажет Бог и ваш выбор».

Это был его путь – такой же ясный и прямой, как и много лет назад, когда мальчик из далекого украинского села решил посвятить свою жизнь Церкви

Блаженнейший Владимир – в миру Виктор Сабодан – родился 23 ноября 1935 года в селе Марковцы на Хмельнитчине, в крестьянской семье. Его родители, Маркиан и Феодосия Сабоданы, были глубоко верующими людьми. Антицерковные гонения 1930-х не отвратили семью от православия. На склоне лет митрополит вспоминал: «Отец некоторое время был церковным старостой, мама занималась хозяйством. С детства я ходил в церковь, всей семьей соблюдали посты. Священного Писания у нас не было, только старенькое Евангелие, родители его нам читали, если были не слишком уставшими. Мама знала много песен, и церковных, и светских. Иногда пела и плакала над сюжетом, и я вместе с ней».

У Виктора Сабодана было три старших брата – Михаил, Алексей и Степан. Дни рождения в семье не отмечали, но зато всегда поздравляли детей с Днем Ангела. Жили очень скромно, и у маленького Вити была только одна настоящая игрушка – розовый носорог, привезенный теткой из Москвы. Много лет спустя сотрудники обрадуют митрополита Владимира, подарив ему такого же игрушечного зверя: носорог долго стоял на рабочем столе владыки.

В 1941 году пришла война, и Марковцы были оккупированы немцами. Малолетнему Виктору случалось попадать в опасные переделки. Как и другие дети, он собирал яркие коробки из-под немецких сигарет. Однажды ему попалась коробка, лежавшая рядом со спящим солдатом. Мальчик решил потихоньку ее забрать, но немец внезапно открыл глаза и наставил на Витю свой автомат. Ребенок обмер от страха, однако выстрела так и не последовало. В другой раз Виктор шел к соседке, и по дороге увидел немецкий дизельный генератор, вырабатывавший электричество. От машины шел жуткий смрад. Витя попытался заткнуть выхлопную трубу и вдруг свалился на землю от страшного удара. «Немец мне по шее дал так, что я, наверное, неделю с головной болью ходил. Так что я тоже могу считаться участником сопротивления», – шутил владыка, вспоминая этот эпизод.

Война принесла на украинскую землю неисчислимые бедствия. Пострадала и семья Сабоданов: двое братьев Виктора были угнаны в Германию. Старший из них, Михаил, погиб во время взрыва на немецкой угольной шахте.

Послевоенные годы тоже были тяжелыми – голод, разруха, лишения. И вместе с тем – взаимопомощь, добро, милосердие. Будущему митрополиту запомнилась история, случившаяся в голодном 1947 году. Был второй день Пасхи. С утра мама Виктора ушла в церковь, и мальчик остался дома один. Неожиданно к Сабоданам пришла нищая старушка, жившая по соседству. Увы, подать ей было почти нечего – в хате нашлись только два пасхальных хлеба, испеченных матерью накануне. Виктор колебался недолго.

Впоследствии он рассказывал: «Лежали два этих хлеба на противне, и я ей вынес один целый хлеб. Она очень обрадовалась. Стала говорить: “Я что-то вижу… солнце яркое такое. Не могу выразить словами, что это. Выглядит будто огненный шар…” Я не видел, но она меня уверяла, что видит. Потом поцеловала этот хлеб, а я собрался и побежал в церковь. Богослужение еще шло. Я говорю маме, что отдал хлеб. Мама: “Как, весь?” – Говорю: “Нет, один”. – “Кому?” – “С нашей улицы, нищенке Иулиании. Она что-то видела, что я держал солнце в руках”. – “Ну ты наговоришь! Приснилось тебе…” Я под впечатлением был несколько дней. И как раз тогда в Евангелии встретил слова: “Блаженнее давать, нежели принимать”. Часто вспоминал и помню всю жизнь этот случай и этот текст евангельский, который мне тогда встретился».

С девяти лет Виктор Сабодан прислуживал в сельском храме. Уже тогда он почувствовал, что нашел свое жизненное призвание. Мальчик мечтал стать священником. Мать возила сына к схиархимандриту Лаврентию Черниговскому, и святой старец благословил Виктора на служение Церкви. В атеистическом советском государстве этот путь требовал немалой силы духа.

Поскольку в Марковцах была лишь начальная школа, Виктор заканчивал десятилетку в поселке Меджибож, в восьми километрах от родного села. Мальчик учился хорошо, но в школе его считали «мракобесом». Верующего ученика шельмовали на собраниях, над ним открыто издевались некоторые педагоги, без карикатур на Виктора не обходился ни один номер школьной стенгазеты.

А когда стало известно, что выпускник Сабодан решил поступить в семинарию, разразился настоящий скандал: «Директор школы собрал собрание, и решили всем коллективом ехать к родителям. Приехали, начали стращать: “Семинария – это не простая вещь! От нее и до Америки недалеко! Это подрыв СССР!” Мама терпела-терпела, а потом взяла кочергу, и разошлась: кто из атеистов от нее через дверь убегал, а кто и через окно».

Летом 1954 года Виктор поступил в Одесскую духовную семинарию. Правда, его земляки-атеисты не успокоились, и вскоре на имя ректора пришло грозное письмо из сельсовета. Вызвав Сабодана к себе, ректор сказал: «Тебе надо собираться домой». Однако настойчивый юноша отпросился поучиться хотя бы два месяца, и в итоге остался в семинарии до конца…

Другие номера издания «Личности»

№ 45/2012
№ 88/2015
№ 87/2015
№ 85/2015
№ 84/2015
№ 83/2015