Личности 87/2015

Ольга Петухова

ПАРАЦЕЛЬС: АЛХИМИЯ МЕДИЦИНЫ

«Все – яд, все – лекарство, и то и другое определяет доза», – эту фразу неизменно припоминают, как только речь заходит об этом средневековом врачевателе и алхимике. Еще в XVI веке Парацельс выдвинул собственную, «химическую», теорию лечения человеческого организма и предложил назначать пациентам малые дозы препаратов из металлов, солей и кислот. По сути, он основал современную фармацевтическую химию, воссоздав ее из… науки магов и чародеев. Парацельс писал: «алхимия не только превращает металлы в золото и серебро. В этом искусстве скрыта великая тайна, смысл которой состоит в лечении болезней. Именно здесь лежат основы алхимии»

Суеверный страх перед доктором Теофрастом Парацельсом будоражил воображение людей, плодя бесчисленные слухи и домыслы о нем. Парацельса именовали «дьявольским изготовителем золота» и уверяли, что в рукояти его меча заключен злой дух. Говорили, что ему ведом способ создания философского камня – панацеи от всех болезней. Его трагических пророчеств боялись – они имели обыкновение сбываться. А мир невидимых существ, описанный в книгах алхимика, казался намного страшнее и богаче сказочных миров. Многочисленные недруги окрестили его «богохульником, гнусным обманщиком, пьяницей и монстром». Сам же он якобы называл себя «святым доктором».

В компании цыган, бродячих монахов, цирюльников и комедиантов он колесил по ухабистым дорогам, чтобы по крупицам собрать знания о мире и людях. Бесприютный, оборванный, зачастую обозленный на всех и вся, он так часто менял место жительства, что терялся из виду, и тогда молва приписывала ему дела, которые он вовсе и не совершал, посылала его туда, где он никогда не был. Не удивительно, что биография Теофраста Парацельса, гениального кочевого врачевателя и алхимика, имеет больше пробелов, чем исписанных страниц. И восполнить утраченные для истории факты едва ли когда-нибудь удастся… В отличие от его прославленных современников – реформатора церкви Мартина Лютера или маститого ученого и гуманиста Эразма Роттердамского, чьи жизнеописания детальны, путь Парацельса можно проследить в основном по сохранившимся в архивах редким справкам из земельного кадастра и… по судебным искам, к которым доктору неоднократно приходилось прибегать, чтобы все-таки выудить гонорар у жадных и неблагодарных пациентов. Итак, рискнем, избегая надуманного и фантастического, рассказать о реальном Парацельсе.

 «Парацельс» – конечно же, не родовое имя, а творческий псевдоним. Впервые он появился на титульном листе изданного в Нюрнберге в 1529 году астрологического трактата под названием «Практика о грядущих событиях в Европе». Недоброжелатели уверяли, что непомерная гордыня управляла 36-летним Теофрастом, посмевшим назвать себя Пара-Цельсом, то есть «превзошедшим Цельса». Ведь, как известно, Аулус Корнелий Цельс, римский философ и врач первого века нашей эры, прославился тем, что составил классический трактат о медицине, считавшийся (во времена нашего героя) непререкаемой истиной. Куда уж быть выше Цельса?..

Однако латинское «пара» означает еще и «нарушение чего-либо», и в этой трактовке оно намного точнее передает идею псевдонима: Пара-Цельс – нарушающий постулаты Цельса. К тому же «пара» неоднократно встречается в названиях трудов Теофраста: «Парагранум», «Парамирум», и даже «Три книги о французской болезни. Пара». «Пара» – несомненно, жизненное кредо доктора.

Но и настоящее полное имя нашего героя выглядит столь внушительно, что им не стыдно подписать и философский трактат: Филипп Ауреол Теофраст Бомбаст фон Гогенгейм. Дворяне из южно-немецкого швабского рода Бомбастов фон Гогенгеймов по праву могли гордиться своим древним замком близ Штутгарта и славным предком – Георгом Бомбастом – великим магистром рыцарского ордена святого Иоанна. Отец Парацельса, Вильгельм фон Гогенгейм, вел свою родословную от боковой ветви генеалогического древа Бомбастов и оттого получил в наследство лишь громкое имя, не лишенную изящества внешность и упорную тягу к образованности. Почти десять лет, с 1481 по 1491 годы, он кочевал из одного университета Европы в другой в статусе бедного студента и, в конце концов, все же защитил право называться лиценциатом медицины.

В 1492 году отец Парацельса осел на земле бенедиктинского аббатства, в швейцарском городке Айнзидельн, в кантоне Швиц, где получил право заняться врачебной практикой. Это место оживляли потоки паломников, идущих в монастырь на поклонение Деве Марии и следовавшие далее по пути Святого Иакова. Здесь не было недостатка в пациентах, Вильгельм мог рассчитывать на кое-какой доход и позволить себе жениться.

Его избранницей стала простолюдинка, о которой известно, что она служила в монастырской церкви свечницей (наиболее достоверная версия). Биографы упоминают несколько вариантов ее фамилии: Эльза Охснер или Эльза Вессенер. Спустя год после замужества, 10 ноября 1493 года*, она родила первого и, вероятно, единственного, сына. Роды были трудными, ребенок появился на свет слабым и уродливым. Впоследствии современники, описывая внешность взрослого Теофраста, упоминали, что при большой голове он обладал тщедушным рахитичным телом, а его позвоночник был искривлен так сильно, что на спине образовался горб.

Из автобиографических заметок, оставленных ученым, можно судить, что свое уродство принимал он с философским смирением – по крайней мере, пытался уверить всех, что ищет «дух вечной красоты и образ Бога» не в преходящей красоте лиц и тел, а в  душе. Со скромным достоинством он комментировал и еще одну щекотливую тему: вечно хранимое им целомудрие. В 1534 году он откровенно признавал, что «не является почитателем Венеры и никогда не вкушал радостей плотской любви»...

* В разных источниках приводятся и другие даты.

Другие номера издания «Личности»

№ 45/2012
№ 88/2015
№ 86/2015
№ 85/2015
№ 84/2015
№ 83/2015